Городские власти, провозгласив 2007 год Годом охраны здоровья, выделили отрасли небывалую на Украине сумму. В городском здравоохранении начались реформы, которые называют наведением порядка. О том, какие шаги предпримет власть для реанимации отрасли, забытой законодательством и обделенной финансированием со стороны государства, мы беседуем с заместителем городского головы — директором Департамента охраны здоровья и социальных вопросов Игорем ШУРМОЙ.

Мы – лучшие!
— Игорь Михайлович, устроила ли вас сумма, выделенная городским бюджетом на охрану здоровья?
— В этом году на охрану здоровья выделено 360 миллионов гривен — на 40% больше, чем в прошлом. Эта сумма составляет 18% от общего бюджета города. Я уверен, что на Украине нет ни одного города, который 18% общего бюджета выделил бы на систему охраны здоровья.
— Сумма действительно очень внушительная. Давайте, Игорь Михайлович, «разложим по полочкам» эти 360 миллионов…
— Комплексная программа, которую мы наметили на 2007 год, носит название «Инновации в приоритетных направлениях в отрасли охраны здоровья». Она предусматривает десять пунктов. Один из них — внедрение современных технологий при оказании помощи новорожденным детям на первом году жизни. На усовершенствование материально-технической базы родовспомогательной службы мы предусмотрели 1,5 миллиона гривен. Украина становится заложником своего стремления вступить в Евросоюз. Желание жить в Евросоюзе у нас есть, но, увы, уровень экономики у нас совершенно иной, чем в Европе. Раньше мы выхаживали детей весом от 900 граммов и выше, а теперь медики будут выхаживать детей весом от 500 граммов. Но для этого необходимы особые условия. Аппаратура для выхаживания детей чрезвычайно дорогая: только один аппарат стоит около 250 тысяч гривен, причем одного аппарата роддому недостаточно. А если учесть его установку и эксплуатацию, выхаживание ребенка — эти суммы достигают уже сотен тысяч гривен. Кувезы для таких детей тоже стоят немало: цена одного — 256 тысяч гривен, а к нему нужно подключать и другое дорогое оборудование.
— Эти аппараты распределят всем роддомам?
— Мы считаем, что нужно укрепить материально-техническую базу роддома с неонатологическим стационаром, а затем развивать и другие роддома. Почему мы не идем на укрепление материально-технической базы всех роддомов? Я глубоко убежден в том, что следующим шагом реформирования родильных домов станет пересмотр их деятельности, потому что если сегодня пересчитать и определить для себя термин, что такое родоэкономика — можно впасть в депрессию. В одном роддоме в сутки рождается в среднем чуть больше троих детей, и можно только представить, во сколько обходится роддому один ребенок. Специалисты в Харькове очень квалифицированные, но они фактически сидят без работы. Родовспомогательной службе требуется реформа, поскольку дальнейшее разбазаривание денег невозможно. Но реформа системы родовспоможения в Харькове не должна пугать медработников: она станет результатом для обсуждения ее за «круглым столом», за которым соберутся государственные управленцы, практические врачи, ученые. Только тогда можно приступать к конкретным шагам: решение о реформировании может родиться только в среде самих медработников. Потому что одним росчерком пера чиновника, решившегося все изменить, можно только натворить беды.
— А как распределены остальные бюджетные деньги?
— У нас есть специально разработанная программа улучшения медико-технического оснащения коммунальных учреждений: мы имеем в виду приобретение дорогостоящей аппаратуры для улучшения материально-технической базы лечебно-профилактических учреждений. На эту программу выделяется 13,5 миллиона гривен. Но, без сомнения, вопрос номер один в этом году — приобретение магнитно-ядерного резонансного компьютерного томографа для больницы скорой и неотложной медицинской помощи. Томограф полностью сканирует весь организм: поставить сверхточный диагноз, определить характер травмы или, например, оперативно установить кровоизлияние головного мозга без этого оборудования просто невозможно. Больница «скорой» предоставляет ургентную помощь. Сюда каждый год попадают около 60 тысяч людей, а это означает, что аппарат простаивать не будет. Старый томограф, которым сейчас располагает больница, произведен еще в советские времена: он вот-вот выйдет из строя и больница может в любую минуту оказаться в безвыходной ситуации. Вызывает немалое удивление, что в 2005 году на область был направлен магнитно-ядерный резонансный компьютерный томограф, но он почему-то попал в областную клиническую больницу. В ОКБ томограф тоже необходим, но если выбирать, где он нужен больше — приоритет должен быть отдан учреждениям, где оказывают неотложную помощь.
Инсулиновый голод в этом году отменяется
— Но томографом вы не ограничитесь?
— Согласно программе улучшения медико-технического оснащения коммунальных учреждений, во всех больницах идет закупка аппаратов искусственного дыхания, ультразвуковой диагностики, рентгеноаппаратуры, аппаратов для искусственной вентиляции легких, функциональных коек. Большое внимание мы собираемся уделить и обеспечению отдельных категорий харьковчан медикаментозными технологиями по жизненным показаниям. Аналогичные государственные программы существуют, но мы не можем надеяться на то, что выделенных государством средств хватит, чтобы обеспечить людей всем необходимым. Поэтому на реализацию этой программы мы предусматриваем выделить два миллиона 700 тысяч гривен. Необходимыми препаратами будут обеспечены больные с нарушениями сердечно-сосудистой системы, люди, которые перенесли трансплантацию органов и тканей, больные гемофилией. На лечение больных гемофилией мы закладываем 683 тысячи гривен. Для больных с острым инсультом и инфарктом миокарда на приобретение необходимых препаратов мы закладываем около полумиллиона гривен. Эти деньги целенаправленно пойдут в городскую больницу № 8, где эта категория больных проходит курс лечения.
В этом году из городского бюджета будут выделены средства, чтобы обеспечить слуховыми аппаратами 500 людей со сниженным слухом.
Государство должно гарантировать минимум условий для этой категории больных. Но, к сожалению, в Харьковском регионе вынуждены самостоятельно решать проблему медикаментозного обеспечения: то, что выделяется государством на регион, не распространяется равномерно между мегаполисом и районными центрами области. К большому сожалению, областная власть искусственно инициирует конфликтную ситуацию, обеспечивая медикаментами исключительно область — игнорируя потребности города, идя на сознательное противостояние. Например, Минздравом был издан специальный приказ о распределении препаратов факторов свертывания крови для людей, больных гемофилией. Для области было выделено 650 тысяч гривен. Но на город не попадает ни копейки. Учитывая эту ситуацию, нам приходится закладывать деньги в городской бюджет, не надеясь на то, что нам поможет государство.
Вообще же, говоря о наведении порядка в медицине, мы говорим о том, что только общий подход городской и областной властей даст шанс стабилизировать ситуацию в медицине. Поэтому и непонятна позиция со стороны облгосадминистрации по отношению к городской системе охраны здоровья, в частности, к Департаменту охраны здоровья и социальной защиты. Как можно реформировать систему охраны здоровья в Харьковской области, если городских руководителей, которые в структуре охраны здоровья занимают 50%, не приглашают ни на одно совещание? О какой реформе можно говорить, если со стороны облгосадминистрации постоянно звучит неправда, носящая четко провокационный характер? Город выделил на медицину намного больше средств, чем любой другой город Украины — и сегодня облгосадминистрация старается выделить на охрану здоровья еще больше денег, чем город. Если реформа охраны здоровья, принятая городской властью, является раздражителем для областной власти — мы будем придумывать как можно больше программ, чтобы облгосадминистрация стремилась быть лучше нас. Регион от этого только выиграет.
— А инсулинового дефицита в этом году не предвидится?
— Средства, предназначенные на приобретение инсулинов, мы выделяем в отдельную статью. Программа «Сахарный диабет» вызывает острые дискуссии и конфликты во всех регионах Украины, а Харьков вообще стал эпицентром противостояния между ветвями власти: потребность в конкретных препаратах не соответствовала их поставкам. В этом году нам пришлось заложить восемь миллионов гривен, чтобы все больные, которые нуждаются в инсулинах импортного и отечественного производства, были обеспечены жизненно важными препаратами. Город не может зависеть от желаний определенного круга областных чиновников.
«Отсутствие ожогового центра — это преступление»
— Года полтора назад без конца муссировался вопрос о создании ожогового центра, а потом идея как-то незаметно сошла на нет. Может быть, вы знаете что-нибудь о судьбе канувшего в обещания центра?
— Когда Настя Овчар попала в ожоговое отделение — ее шансы на выживание были минимальными. К огромному сожалению, приезд президента Виктора Ющенко и его указания облгосадминистрации создать ожоговый центр закончились исключительно пустословием. Я не знаю, выделялись ли на создание центра средства из государственного бюджета. Если выделялись — можно говорить о нецелевом их использовании, и это уже не моя компетенция. Каждый год в ожоговое отделение поступают около 300 людей, и этот контингент требует соответствующих условий лечения. Но в техногенно опасном городе с населением в полтора миллиона человек в любой момент может случиться катастрофа. Если до сих пор в ожоговое отделение не было массовых обращений — нужно только перекреститься. Отсутствие в Харькове ожогового центра — это преступление: мегаполис должен быть готов к техногенным опасностям. В этом году мы хотим провести реорганизацию и создать ожоговый центр, соответствующий новым стандартам. На капитальный ремонт помещений, закупку современного оборудования и аппаратуры планируется выделить около четырех миллионов гривен. Мы собираемся сделать Харьковский ожоговый центр одним из показательных на Украине.
— Игорь Михайлович, в прошлом году вы ратовали за создание хосписа. Вашу идею поддержали?
— Страна должна гарантировать создание достойных условий для уходящих из жизни людей, и Харьков выступил на Украине с инициативой об утверждении на законодательном уровне нового вида медико-социальных услуг — паллиативной опеки. Содержать обреченных людей в онкологических диспансерах для государственной медицины очень накладно, присматривать за ними дома тоже невозможно: тяжелобольные люди требуют постоянного внимания, и родные вынуждены бросать работу и заниматься уходом за ними. Хоспис, рассчитанный на 30 коек, должен хоть немного снять напряжение в Харькове в связи с содержанием таких больных. Если введение хосписа будет успешным — появится объективная потребность в создании сети хосписов: их в Харькове предположительно должно быть не менее десяти.
— Услуги в хосписе будут платными?
— Услуги в учреждениях, которые создает городская власть, будут бесплатными. Содержание хосписа будет финансироваться не только из государственного бюджета: это учреждение будет иметь многоканальное финансирование.
— Игорь Михайлович, а какие перемены вы запланировали в «неотложке»?
— В больнице скорой и неотложной медицинской помощи должно измениться все: начиная от времени приезда бригады «скорой» на вызов до высокого качества обслуживания в самом стационаре. При потребности в 120 автомобилей мы имеем лишь 74-75, причем половину из них нужно менять, поскольку срок их эксплуатации уже закончился. В этом году на обновление автопарка скорой помощи выделено три миллиона гривен. Это должно существенно улучшить условия транспортировки больных.
Люди, попав в приемное отделение, теперь не будут ждать целый час, когда к ним подойдет врач. Оказывается, до прошлого года приемное отделение существовало, но врачей там не было. Это и было причиной того, что когда бригада «скорой» привозила пациента — проходили десятки драгоценных минут, пока дежурный вызывал врачей из профильных отделений. Сегодня в больнице скорой и неотложной помощи штат приемного отделения укомплектован полностью: медики координируют деятельность целого учреждения на этапе передачи пациента в стационар. Произошли и другие перемены. Больных не будут посылать на шестой этаж, чтобы сделать рентгенобследование: теперь рентген делается в приемном отделении. Не нужно покупать пленку за свои деньги: сегодня в больнице есть цифровой рентгенаппарат. Должны измениться и условия пребывания пациентов в палатах. В этом году мы выделили средства на благоустройство больницы скорой и неотложной медицинской помощи, на улучшение условий пребывания пациентов и труда медиков. А сейчас с помощью взносов тех, кто хочет помочь медицине, мы приводим в порядок отделение детской нейрохирургии. Нас не интересует, какая партия, политическая сила или категория бизнесменов будет стремиться нам помогать. Вы хотите помочь медицине — значит достойны того, чтобы о вас знали. Здоровая конкуренция должна иметь хороший результат.
А что касается условий работы медиков, то мне кажется, до назначения Богдана Федака главным врачом в больнице скорой и неотложной медицинской помощи все устали от «плановых» показателей пополнения благотворительных фондов взносами. Сейчас никаких планов заведующим отделениями не доводят. Их усилия направлены теперь на другое: они должны организовать работу врачей так, чтобы максимально предоставить уровень медпомощи, который выходит из нынешнего материально-технического состояния больницы. А когда мы сделаем очередной шаг, направленный на создание достойных условий труда персонала, — эта больница станет престижным местом работы.
— А как обычный пациент, не учтенный в перечисленных вами программах, ощутит на себе реформу в здравоохранении?
— Повышение уровня финансирования охраны здоровья на 40% даже далекие от медицины люди все-таки должны заметить. Наша реформа носит название «Наведение порядка» в рамках существующего закона. Мы подняли стоимость койко-дня почти на 30%: сейчас она составляет больше трех гривен. Стоимость питания в стационарах мы тоже увеличили почти на 20%. На 50% подняли стоимость вызова «скорой помощи». Конечно, если говорить о мировых стандартах — это очень мало. А с другой стороны, если сравнивать с прошлыми годами, это достаточно существенно.
— Игорь Михайлович, вы говорили, что в «неотложке» будут работать врачи только I категории. А как поступят с теми, у кого квалификация пониже?
— Никто никого выгонять не будет: законных оснований для этого нет. Но все, кто работает в этой больнице, имеют право пройти аттестацию на присвоение квалификации. Очень важно, чтобы в больнице не работали неспециалисты. Вообще же кадровый вопрос — один из самых неотложных. Мы стоим на пороге кадровых ротаций. Подбор кадров для нас очень важен. Если мы хотим добиться позитивных перемен, мы должны дать возможность прогрессивно мыслящим людям реализовать свой потенциал. Мы не позволим, чтобы человек просто просиживал на своей должности. Первую кадровую ротацию мы уже провели. Город только приобрел после того, как больницу скорой и неотложной медицинской помощи возглавил Богдан Федак — один из лучших организаторов системы здравоохранения. На очереди — изменения на уровне Управления охраны здоровья. Что касается кадровой политики в городе — хочу предупредить: ошибаются те, кто думает, что сегодня в Харькове есть острая проблема с врачебными кадрами. Мы четко выписали специальности, в которых нуждаются городские учреждения. Думаю, что в будущем выпускники Харьковского медицинского университета не будут тратить время на получение специальности, чтобы потом идти на биржу труда. При потребности в специалистах мы будем создавать целевые заказы, а ХМУ из лучших выпускников будет определять тех, кто сможет занять вакантные должности. Прежняя практика, когда главные врачи писали письма, что возьмут выпускника на работу, не зная, какой он специалист — будет прекращена.
Лицом к здравоохранению
— Не так давно вы являетесь заместителем мэра. Как вам работается в команде горсовета?
— Михаил Добкин в момент реформы, которая называется наведением порядка в медицине, не зря пригласил людей, которые не являются харьковчанами. То количество звонков, которое раздается при попытке поставить кого-то на место, не дает шанса местному человеку принять правильное решение.
— Но вы, наверное, тоже за это время обросли харьковскими связями?
— У меня есть принцип: или мы наводим порядок, или обслуживаем корпоративные интересы. И если занимаемся корпоративными интересами — значит рано или поздно придем к плачевному результату.
Когда я ехал в Харьков по приглашению харьковского городского головы Михаила Добкина, я не рассчитывал на то, что я буду занимать высокую должность заместителя городского головы. Я ехал, чтобы работать советником. В статусе советника я пребывал несколько месяцев. А потом обстоятельства заставили проводить реформирование структуры городской власти — и мы пришли к выводу, что необходимо создать Департамент охраны здоровья и социальных вопросов так, как принято во всем мире: этот блок — отображение экономического состояния города. Я принял предложение мэра возглавить Департамент, потому что к этому времени уже увидел, как работают люди, которые действительно называются командой. То, что в мэрии работают отчаянные патриоты родного города и своего дела — это было для меня неожиданным открытием. Я просто поражен отношением людей к выполнению тех обязанностей, которые на них возложены. Раньше я считал, что самыми большими патриотами своего города являются львовяне.
— А вы уже стали харьковчанином?
— Я — гражданин своей страны. Не лукавя, скажу: мне тут комфортно. Если человек трудится по 12-14 часов в сутки и при этом не чувствует ни физической, ни моральной усталости — это означает, что ему работается нормально. Я день и ночь живу проблемами медицины и социальной защиты и больше ни о чем не думаю. Правда, не знаю, правильно ли это? У жены есть по этому поводу свое мнение.
— Признайтесь, легко ли мэр согласился на выделение солидной суммы для здравоохранения?
— Мне очень приятно, что аргументация о необходимости выделения средств на охрану здоровья была принята с большим пониманием. Конечно, хотелось бы еще больше средств на охрану здоровья, но реально и объективно это сделать невозможно. Так или иначе, но результат оказался достойным: сумма, выделенная на реформирование медицины, позволила провозгласить 2007 год Годом охраны здоровья. А сделать 2007 годом медицины было решением всей команды: тех, кто мыслит стратегически, а не тактически.
— А что ждет здравоохранение города в ближайшие годы? Не урежут ли систему охраны здоровья в средствах в следующем году?
— Аппетит приходит во время еды. Охрана здоровья — один из приоритетов в работе городской власти, который должен быть на протяжении всей каденции Михаила Добкина. Если 2007 год будет результативным, если медикам будет работать легче, если жители Харькова скажут, что в лечебно-профилактических учреждениях стало лучше — думаю, что это станет стимулом прежде всего для мэра не уменьшать темпы финансирования охраны здоровья. Харьковская городская власть относится к охране здоровья так, как в цивилизованных странах. Харьковчане почувствуют, что изменения, которые происходят в медицине, являются существенными. Но за один год реформировать медицину невозможно, зато я уверен, что за четыре года, если все будет идти намеченными темпами, горожане заметят перемены.
— Как на ваш взгляд, Игорь Михайлович, перемены в отрасли уже есть?
— Мне кажется, что существенные сдвиги налицо, но моя оценка субъективная, и поэтому я могу говорить лишь о работе, которую мы делаем. О результатах должны говорить не чиновники горсовета, не медработники, а простые люди, которые получают медицинскую помощь. Если они скажут, что что-то меняется — значит титанический труд управленцев, чиновников и медиков достиг своей цели.