Евгения Кушнарева называли политиком и лидером от Бога. У него учились работать, отстаивать свою позицию и любить Харьков.

Семь лет его нет с нами, но даже спустя годы после его смерти рядовые харьковчане, работавшие рядом с Евгением Кушнаревым, вспоминают о нем с теплом и благодарностью.

«Меня поражало его трудолюбие»


У каждого, кто работал с Евгением Петровичем, своя история знакомства с этим человеком, но всех объединяют активная жизненная позиция и небезразличие к судьбе страны. Руслана Комар, в 2004-м году возглавившая отдел общественной приемной общественной организации «Вместе вперед!», считает, что с политиком ее свела судьба.

– Муж был военным, служил в Белой Церкви, оттуда в 2000 году мы переехали в Харьков. Я стала искать работу, – вспоминает Руслана Александровна. – Однажды на Лермонтовской меня остановил пожилой мужчина и, показывая на плакат, на котором изображен человек на пшеничном поле, спросил: «Вы знаете, кто это?». Я отвечаю: «Губернатор». А мужчина продолжает: «Как вы думаете, он хороший? Хотели бы с ним работать?». Я смотрю на своего случайного собеседника, не понимая к чему он клонит, а он мне говорит: «А вы подумайте». Потом я не раз вспоминала об этом странном разговоре и, признаюсь, действительно размышляла – каково с ним работать? А в 2004-м мне-таки довелось с ним оказаться в одной команде.

Любимым местом Евгения Кушнарева в Харькове был сад имени Шевченко


Случилось это во время «оранжевой» революции. Руслана Александровна увидела выступление губернатора на площади Свободы и решила ему помогать.

– Этот человек поразил меня своей уверенностью, он внушал такое доверие! – признается Руслана Комар. – Я позвонила его секретарю и сказала: «Я абсолютно не знаю Евгения Петровича, но если ему нужна моя помощь, я ее предлагаю». Уже через несколько дней я была в его команде. Работать было тяжело, мы очень уставали – двери общественной приемной не закрывались, но меня поражало трудолюбие Евгения Петровича. Я раза три хотела уволиться: собирала вещи, выходила из кабинета, но встречала губернатора в коридоре, который приветливо интересовался: «Здравствуйте, как у вас дела?», и язык не поворачивался сказать, что я ухожу. Говорила «Все хорошо» и возвращалась в кабинет.

– Он обязательно заглядывал узнать, как дела, есть ли проблемы. В конфликтных ситуациях старался без лишних эмоций тактично и справедливо разобраться. Даже в самые критические моменты был спокоен и убедителен, – добавляет Нина Дмитриевна, также трудившаяся в общественной приемной вместе с Русланой Комар.

Фонд поддержки демократических инициатив Евгения Кушнарева стал площадкой для свободного обмена мнениями


До 2004 года Нина Дмитриевна была экономистом на мебельной фабрике. По «сарафанному радио» услышала, что 9 декабря в ДК ХТЗ будет выступать Евгений Кушнарев. Заинтересовалась. Поехала через весь город послушать.

– Там я впервые увидела выступление Евгения Петровича не по телевизору, – вспоминает Нина Дмитриевна. – В его словах была такая сила, такая энергетика, что поверила ему безоговорочно. Это был невероятно целеустремленный человек, и если он во что-то верил, это передавалось всем, кто его слышал. Я поняла, что хочу работать рядом с ним.

Доверие, которое простые люди испытывали к Евгению Кушнареву, их глубокое уважение к незаурядному лидеру и искреннее желание его поддержать наглядно иллюстрирует один случай.

– К нам в приемную приходил пенсионер Сергей Мешков, – рассказывает Руслана Комар. – Он с трудом передвигался и его приводила супруга. Но он говорил: «Я пришел Женьку любимого поддержать, я знал его еще ребенком, когда отец приводил его к нам на ХТЗ. Петр Михайлович водил его по предприятию за руку и говорил нам: «Вы даже не представляете, какой это будет сын, я буду им гордиться!»

«Мне не верили, что я знаком с Кушнаревым»


Пенсионерка Евгения Руденко во время «оранжевой» революции тоже вызвалась помогать экс-губернатору, выступление которого увидела по телевизору. Из-за происходящих в стране событий она отменила поездку в Германию, где работал муж, и пришла в общественную организацию «Вместе вперед!», которую возглавлял Евгений Петрович.

– На Сумской, 39 мне сказали, что движение вообще-то молодежное, но не прогнали, – улыбается Евгения Ивановна. – Помогала чем только могла – договаривалась о встречах, раздавала газеты. Я лично не была знакома с Евгением Петровичем, но скажу прямо: не только я, но и многие, с кем я общалась, видели в нем президента. Мы знали – он выполнит все, что задумал, а мышление у него было перспективное.

Евгений Кушнарев умел говорить так, что к нему прислушивалась вся страна


Евгений Криветченко пришел во «Вместе вперед!» будучи студентом харьковского машиностроительного колледжа.

– Когда я рассказал одногруппникам, что познакомился с Кушнаревым, мне не поверили. Некоторые сказали: «Мы пойдем с тобой в следующий раз», – делится Евгений. – Тревожное тогда было время, а он занимал очень жесткую позицию и не боялся ее высказывать. При этом его спокойствие передавалось и нам, так что мы знали, что нам нечего бояться с таким лидером.

К слову, бывшие сотрудники общественной приемной особо отмечают, что Евгений Петрович много работал с молодежью.

– Мы проводили для них соревнования, тренинги и даже организовали молодежный театр, поставивший своего «Чиполлино», где под традиционными персонажами подразумевались политики. Он учил молодежь любить страну, свое Отечество, – уверена Евгения Ивановна.

– Он дал старт многим инициативным, талантливым, умным ребятам. Он вообще любил умных, поддерживал их и не раз говорил: «Мечтаю, чтобы появилась партия, которая объединила бы умных людей», – вспоминает Руслана Александровна.

А молодой тезка политика признается: все три книги Евгения Кушнарева перечитывал по нескольку раз.

– Наверное, мне хотелось бы иметь такую силу воли и смелость, как у Евгения Петровича, веру в то, что я все делаю правильно, – размышляет Евгений. – Он умел отделять зерна от плевел. А еще мне навсегда запомнился его тезис о том, что нельзя менять убеждения. Сейчас, когда я сам стал госслужащим и возглавил управление коммунального хозяйства Ленинской райадминистрации Харькова, эти книги обрели для меня новую ценность.