60 лет назад телевизор был диковинкой, а компьютеры еще никому даже не снились. Но страна, в которой я тогда жил (догадайтесь с трех раз — какая?), строила реактивные самолеты, атомные электростанции и уже запускала искусственные спутники Земли. Ее подростки по уровню интеллекта занимали одно из первых мест в мире. Она гордилась званием «самой читающей», толпилась в магазинах «Подписные издания», правдами и неправдами выписывала толстые литературные журналы и дефицитную «Литературную газету».

Недавно мне попалась в Интернете такая статистика по России: «По данным социологических исследований, 37% россиян не читают книг вообще, а 52% не покупают газет и журналов. Международное исследование PISA показало, что Россия по грамотности и уровню чтения занимает 28-е место среди 32 развитых стран мира. Человек у телевизора или у компьютера активно вытесняет человека с книгой. Сегодня уходит, практически ушло, то общество, в котором читать было престижно, а не читать — стыдно». И если кто-то подумал, что эта статистика «мимо нас», то он это подумал напрасно. Все мы прекрасно понимаем, что и нас это тоже касается — все мы живем в эпоху оглупления, в эпоху дебилизации населения, причем на Украине ситуация скорее всего еще хуже, чем в России, потому что в России книги много дешевле как в абсолютном, так и в относительном (относительно доходов) исчислении. Одни только таможенные правила для ввоза книг на «иностранном» языке чего стоят. И что характерно, мы почему-то считаем врожденную дебильность у ребенка пороком, постыдным для его родителей (хотя и это — дикий взгляд), а к благоприобретенной относимся более чем терпимо. Ну, жизнь такая…
Однажды я услышал из уст учительницы младших классов рассказ о том, как 1 сентября пришел к ней в первый класс довольно сносно читавший ребенок, а спустя 2 месяца показатели, по которым оценивается чтение, у него стали существенно хуже. Она провела нехитрое следствие и выяснила, что до школы ребенок и его родители жили с бабушкой и дедушкой, у которых, как водилось «в старину», была неплохая библиотека, которые научили мальчика читать, читали вместе с ним и руководили детским чтением. Но его родители, мелкие предприниматели, накопили денег на покупку квартиры и переехали в нее вместе с сыном. А они книг вообще не покупают. Даже сказок ребенку. Он должен довольствоваться своими школьными учебниками и инструкцией по эксплуатации пылесоса.
Этот пример показывает, как далеко и глубоко зашел в обществе этот прискорбный процесс. Появилось не только поколение нечитающих детей, но и поколение нечитающих родителей. Которое ничего не читает или читает только комиксы и бульварную литературу, а из множества жанров выбирает прежде всего детективы, исторические повествования и любовные романы. Скоро появятся нечитающие бабушки и дедушки.
Процесс чтения организован так, что читать, не думая, невозможно. Познание путем чтения воспитывает в человеке интеллект, обдумывая прочитанное, человек включает его в состав целостной модели мира, вместе с ним развивающейся в его мозгу. Совсем иное дело — познание через телевизор или компьютерные игры. Такое познание неизбежно поверхностно, фрагментарно, а мозаичные картины, складывающиеся из этих отдельных фрагментов, неадекватны окружающему миру, порой неадекватны до такой степени, что способны внушить ребенку чудовищно искаженные представления о мире, о его естественной и социальной истории. И это не случайность. Какие могут быть случайности, когда наше телевидение процентов на 90 находится в руках бессовестных, беспринципных людей, среди которых наибольшим уважением пользуются «грошi». И они готовы за эти «грошi» полчаса рассказывать зрителю о погоде в Европе, а трагической гибели своего выдающегося земляка уделить считанные минуты. Так что пусть не обижаются на прозвучавшее нелестное определение.
Некоторые государства спохватываются и начинают судорожно бороться с тлетворным влияние компьютера и телевизора на детские умы. Например, во французских школах и детских садах введены ежедневные занятия по устному счету, сообщает The Times. Дело в том, что французская академия наук обнародовала результаты исследования, из которого следует, что арифметика помогает улучшать память и скорость мышления у детей, более 3 часов проводящих у телевизора. Она также считает, что даже такие простые занятия арифметикой позволяют мобилизовать детский мозг для освоения новых знаний.
В развитых странах Запада и в Японии создаются национальные программы чтения. И реализуются они под девизом «Нация в опасности — дети перестают читать!» Я вспоминаю по этому поводу щемящий рассказ Рэя Брэдбери о страданиях мальчика, живущего в далеком будущем, в котором люди научились вкладывать знания непосредственно в мозг. Надел шлем с электродами, щелк выключателем — и ты… дипломированный повар! Или… дипломированный парикмахер! А мальчику во всем этом сервисе было отказано, и поэтому ему было обидно — и он читал, чтобы образовываться, потому что не хотел в своем умственном развитии отстать от других. Он был зачислен в специальное учебное заведение, где жили и учились такие же, как он. Он учился, читая, и думал. И постепенно к нему пришло понимание, что именно это заведение и есть настоящий университет и что учатся в нем не «дебилы», как подумал он сначала, а избранные — будущая элита общества.
Но когда же и мы на государственном уровне поймем, что нечитающий человек становится опасным для общества?
В тему

Эдуард Прутник: «Возродим гордое звание «самой читающей нации»
Председатель Государственного комитета по телевидению и радиовещанию Эдуард Прутник на заседании коллегии по подведению итогов за 2006 год заявил, что украинцы должны стать самой читающей нацией в мире.
Прутник сообщил, что комитет намерен инициировать проведение срочных мероприятий для положительных изменений на Украине в области книгоиздательства, в частности комитет будет инициировать создание всеукраинской сети книгораспространения, введение нормативов минимального обеспечения украинцев книгами, активизацию борьбы с контрабандной книжной продукцией, а также изменение подходов к финансированию украинского книгоиздательства.
Сейчас на Украине преобладает иностранная печатная продукция. Ранее книгоиздатели неоднократно обвиняли власти в создании для них неравноправных налоговых условий по сравнению с российскими и другими иностранными издателями, из-за чего цена украинских книг выше, а сами они — неконкурентоспособны.
По словам Прутника, необходимо подумать, как с минимальными затратами обеспечить максимальный выпуск книг, в частности путем привлечения частного капитала. Также комитет намерен инициировать работу по распространению информации о новых украинских книгах и их бесплатной рекламы, сообщает «Новый регион»