На выходных Евромайдан опять активизировался – 19 января центр Киева превратился в место фактически боя между правоохранительными органами и общественными активистами. В понедельник столкновения продолжались.

Не приведет ли противостояние к гражданской войне? Этот вопрос волнует сегодня даже весьма далеких от политики харьковчан.

Второй день подряд в Киеве не утихают столкновения. Эпицентр противостояния переместился с Майдана Незалежности на улицу Грушевского к стадиону «Динамо». Именно отсюда 19 января протестующие пошли на штурм правительственного квартала. С обеих сторон в ход идет все, кроме огнестрельного оружия: булыжники, коктейли Молотова со стороны оппозиции, газ и шумовые гранаты – со стороны МВД. Милиция утверждает, что сотня правоохранителей уже пострадала при столкновениях. Столько же заявлено травмированных и со стороны евромайдановцев. По словам директора департамента здравоохранения киевской горадминистрации Виталия Мохарева, трем госпитализированным медики удалили глазные яблоки, еще одному ампутировали кисть руки. Но пострадавшие продолжают поступать. Кроме того, сожжено шесть единиц техники: четыре автобуса и два спецавтомобиля.

Во что может вылиться противостояние и есть ли выход из сложившейся ситуации? Этот вопрос «Вечерний Харьков» задал политологам.

Владимир Никитин: «Лидеры оппозиции утратили контроль над происходящим»


– Самое страшное – то, что лидеры оппозиции утратили контроль над происходящим, радикально настроенный митингующие их практически игнорируют.  Во время ночных событий оппозиция фактически получила репутационный удар.

Та программа действий, которую озвучивают лидеры оппозиции со сцены Майдана, – бутафория, которая должна скрыть отсутствие у них какого-либо плана. Она не может иметь реального значения, потому что не имеет реального смысла. Невозможно требовать отставки правительства до начала новой сессии парламента: эта процедура прописана в законе, иначе это ничто иное как свержение правительства. Невозможно требовать импичмента президента, потому что сегодня для этого нет правового механизма (Виктор Ющенко шесть раз ветировал законопроект, который позволял провести импичмент президента). Кроме того, сегодня нет и правовых механизмов роспуска парламента, поскольку парламент выступает консолидированным большинством. И в этом-то вся проблема – оппозиция не имеет контроля над парламентом, поэтому действуют непарламентски. Сейчас для них самое лучшее – договориться с президентом и свернуть Майдан, который сейчас работает против них.

Еще один урок, который можно вынести из нынешний событий,  –  массированное, вмешательство зарубежных государств, организаций и отдельных деятелей. Мы думали, что Европа нам нужна, а теперь видим, что это мы ей нужны – она готова пойти на все, чтобы заполучить Украину как козырь в геополитической игре.

И третий урок. Когда речь идет о фактически вооруженных действиях в центре Киева, то все-таки власть имеет право действовать более жестко, более быстро и  более целенаправленно. Поскольку фактически идет атака на органы власти. И в этой связи дискуссия о правомерности принятых 16 января законов (они подписаны президентом, но еще не опубликованы, а значит не вступили в действие) теряет свою актуальность. Парламент принимает законы о том, как надо себя вести на мирных митингах, но сейчас это уже вооруженное сопротивление.  А жесткий закон  без его правомерной, но жесткой реализации только дразнит экстремистов – они проверяют власть на крепость. И власть должна проявить свою силу во имя  сохранения государственности в Украине, во имя государства Украина.

Что касается крупномасштабной гражданской войны – то сегодня она в Украине, к счастью, маловероятна, если не будет массированного зарубежного влияния. Потому что бунтующие западные регионы Украины не обладают ни экономической, ни  политической силой, достаточной для самостоятельного ведения подобного рода военных действий – они ведь дотационные.

И уж тем более в Харькове, я считаю, нечего бояться повторения киевских событий. Хотя если подогнать экстремистов – то все возможно...

Александр Романюк: «Противостояние может перерасти в гражданскую войну»


– Власть не хочет идти на уступки, она выбрала тактику запугивания – сначала избиение студентов, что вызвало активизацию народных масс, теперь принятие антидемократических законов. И последние кровавые события в Киеве спровоцировала власть. Ведь, как показывает практика, запугивание вызывает эффект бумеранга. В итоге движение протеста начало приобретать радикальный характер – в ход пошли камни, «коктейли Молотова».  Оппозиционные лидеры хотели избежать вооруженного противостояния, но власть не шла на компромиссы, не слышала Майдана, поэтому его участники разделились, а лидеры оказались не в состоянии ими руководить. Возник сегмент радикально настроенный людей, которым надоело два месяца стоять на площади и петь песни – без конкретных результатов.

Думаю, что противостояние вполне может перерасти в гражданскую войну по типу декабрьской революции 1989 года в Румынии, которая начиналась практически также. и привела к  свержению правительства и Чаушеску. В любом случае, просто так Майдан не закончится. События могут принять локальный характер либо перейти в форму партизанской войны, когда будут происходить акции против отдельных представителей власти, судей,  «Беркута»... Если не дают возможности мирной революции – обязательно будет революция кровавая.

Я вижу единственный выход из ситуации – отставка правительства. Теоретический есть и другой выход – власть должна сесть за стол переговоров и услышать требования Майдана:  отставка министра внутренних дел, отставка правительства. И только после этого договариваться. Мне, например, нравится идея создания технократического правительства, то есть правительства специалистов на беспартийной основе на временный период – до проведения следующих президентских выборов. Майдан требует, чтобы одновременно проводились и досрочные парламентские выборы. Только так можно более менее успокоить народ. И конечно же , – чтобы выборы были демократическими, честными, поскольку попытка фальсификации приведет к еще одному мощному протестному импульсу.

Однако реальной возможности сесть за переговоры я не вижу. В этом должны участвовать первые лица – президент, премьер и лидеры оппозиции, а не посылать на переговоры чиновников, хотя и высокого ранга. Они же не принимают решения, они работают лишь как передаточное звено, а это уже не прямой разговор, а через посредников, который может стать «испорченным телефоном». 

Владимир Чистилин, активист харьковского евромайдана: «Первой столице военные события не грозят»


– Майдан – это самоорганизация граждан, которые вышли на мирные протесты, но власть их не услышала. Оппозиция тоже частично не услышала – не предложила никакого плана действий – четкого и понятного. Поэтому определенная радикальная часть общества, на эмоциях, приступила к активным действиям. Их поддержал народ. Начались столкновения, уличные бои. Власть применила абсолютно незаконные вещи – водометы, резиновые пули, слезотовивый газ. Сегодня ситуация накалена до предела, поэтому вряд ли кто-то может четко спрогнозировать дальнейший сценарий развития событий. Но то, что Майдан не будет сдаваться – однозначно.

В Харькове майдан тоже продолжается, люди собираются каждый день. Мы помогаем Киеву чем можем – собираем и отправляем лекарства, теплые вещи. Но нашему городу  военные события не грозят – к радикальным действиям харьковский Майдан переходить не намерен.