Харьков

  • 3753
  •  / 

Евгений Кушнарев: «Противостояние уже истощило политическую элиту Украины»

Евгений Кушнарев: «Противостояние уже истощило политическую элиту Украины»
Евгений Кушнарев: «Противостояние уже истощило политическую элиту Украины» 29 января Евгению Кушнареву исполнилось бы 63 года.
Его уму, проницательности, масштабу мышления поражались еще современники. Но даже спустя семь лет, как нет с нами Евгения Петровича, его глубокие и меткие высказывания о политике, обществе, украинской государственности остаются удивительно актуальными. Вот лишь некоторые цитаты из его интервью и последних книг, подтверждающие: семь лет назад Украина потеряла не просто крупного общественного и политического деятеля. Трагедия под Изюмом забрала у украинцев мощного лидера – не только способного увлечь за собой людей, но глубоко и всем сердцем переживающего за судьбу страны. Более того, в эпоху нынешнего разочарования в украинских политиках и их действиях многое из того, о чем говорил Евгений Кушнарев, видится сегодня в новом свете...

«Выборы или вилы?»


Над своей третьей книгой «Выборы или вилы» Евгений Кушнарев работал последние полгода жизни. Она уже была подготовлена к печати, автор вычитал и подписал верстку. Но попросил заменить несколько фотографий и пообещал привезти их лично в киевское издательство в среду, 17 января 2007 года. А 16-го был смертельно ранен на охоте.
Вот несколько цитат из этой книги.

О выборе:

«Выборы или вилы? Процедура или бунт? Эволюция или революция? Выбор, который нам предоставляется и который приходится делать, всегда именно таков, какими бы красивыми и политически корректными формулировками его ни маскировать. Я был и остаюсь сторонником эволюционного пути. Считаю, что революции принесли нам слишком много бед. Состояние общества после революций почти всегда можно описать известными словами: хотели как лучше, а получилось как всегда... Потому что революция – это всегда разлом, необратимость».

О будущем:

«Какие перспективы у Украины? Я согласен с теми, кто считает, что в стратегической перспективе иного выхода, как пытаться найти формулу объединения патриотичных, здоровых и неодурманенных людей, стоящих под разными знаменами, нет. Противостояние уже истощило политическую элиту Украины».

О двуликости Майдана:

«Майдан как символ «оранжевой революции» – очень большой миф. Но у него было два лица и две правды. Одна правда в том, что многие люди вышли на Майдан, потому что не хотели больше мириться с мерзостями прежней жизни. Вторая правда заключается в том, что это была прекрасно подготовленная – я отдаю должное разработчикам – акция со своим сценарием, режиссурой, массовкой и необходимой атрибутикой... Процессы, которые не привели к глубинным трансформациям ни в экономическом базисе, ни в политической надстройке, как по политическим, так и по другим меркам революционными считаться не могут».

О друзьях в политике:

«У меня много друзей среди членов Партии регионов. Немало их и среди беспартийных. Дружеских отношений с представителями наших политических оппонентов у меня нет, но в человеческом плане стараюсь поддерживать ровные отношения со многими моими политическими соперниками. Думаю, это должно быть нормой нашей жизни. Мы не враги, мы политические соперники. И состязаться нужно не в навешивании ярлыков и не в оскорблениях, а в том, чтобы предлагать обществу свои программы развития, и в случае поддержки людей их эффективно реализовывать. И во власти, и в оппозиции мы должны работать на благо украинского народа».

О требованиях к политику:

«В обществе, не одержимом идеей национального единства, непоколебимая верность раз и навсегда выбранным лозунгам считается делом чести той или иной партии. Отклонение от них – предательством».

Об усталости от политики:

«Политика утомляет, когда она бесцельна, когда ты не встречаешь откликов у людей. Тогда это действительно тяжелое и утомительное ремесло. Если ты чувствуешь, что твои позиция и действия воспринимаются людьми, то забываешь об усталости и готов работать день и ночь».

Об обществе:

«Самые главные вопросы для современных украинских граждан – это вопросы благосостояния, самоуправления, вектора внешней политики и сохранения своей языковой идентичности».

О различиях:

«Я считаю, что те исторические, ментальные, культурно-языковые и другие отличия, которые присущи разным регионам Украины, нужно не нивелировать, а защитить законодательно. И тогда острота проблемы значительно снизится, а возможно, и исчезнет совсем. Одной из форм такой защиты как раз и является федеративное устройство государства. Федерализм не имеет ничего общего с сепаратизмом и является вопросом внутреннего устройства государства».

О внешних связях:

«Ослабить позиции государства (России. – прим. ред.), претендующего на роль одного из мировых центров влияния наряду с Соединенными Штатами, Китаем и Евросоюзом, – весьма заманчивая задача. Украина в этом плане – привлекательное средство для ее решения. Наше вступление в НАТО существенно ослабило бы безопасность России с запада, привело бы к необходимости вложить колоссальные средства в создание новой системы оповещения о возможном нападении с этого направления. А то, что у России есть все возможности переложить значительную часть этого финансового бремени на Украину, подняв соответственно цену за поставляемые ей энергоносители, Запад, очевидно, не очень беспокоит. И Украина, мечущаяся между внеблоковым статусом и членством в НАТО... останется наедине со своими проблемами».

Об экономике:

«На ранних этапах независимости Украины, когда наша страна только вошла в мировую экономику, прогресса можно было достигнуть, просто приватизируя государственную собственность и принимая на вооружение практику более развитых в экономическом плане государств. Однако по мере того, как экономические подходы Украины стали все больше и больше соотноситься с мировыми стандартами, задача обеспечения дальнейшего роста все более усложняется. Сегодня она заключается в переходе от промышленной экономики XX века в экономику идей XXI века».

Из интервью телеканалу «ТВЦ» (Москва), 13 января 2005 года


Открытость и искренность – качества, которые неизменно проявлялись в интервью Евгения Кушнарева различным СМИ. И это был не выбранный имидж. Это был его внутренний стержень, твердая убежденность, что только в конструктивном диалоге может родиться истина.



«Украина вступила в очень сложный период своей истории. На протяжении десяти лет создавалась и шлифовалась определенная система власти. Эта система, близкая к авторитарной, позволила Украине избежать многих проблем, а те, которые были, решить мирным путем. Безусловным достижением этой системы власти является утверждение Украины как государства и вывод Украины на устойчивую траекторию экономического и уже социального роста.

Вместе с тем у этой системы были существенные недостатки: она, система власти, не смогла подняться над схваткой элиты, выступить арбитром в том раннем капитализме, в котором мы реально находились. Экономические интересы ведущих политгрупп находились в постоянном противоречии, в постоянной борьбе. В конце концов, эта борьба и привела к тому, что часть украинской элиты осталась во властных структурах, а другая ее часть оказалась вне властных структур.

Собственно, президентские выборы стали полем битвы этих двух частей украинской власти последнего десятилетия. Поэтому, смею вас уверить, никакой смены элит в Украине не произошло и произойти не могло, никакой новой третьей силы в Украине не появилось и основания для ее появления сегодня нет. Есть два больших куска старой системы власти «эпохи Кучмы»».

«Сложность ситуации заключается как раз в том, что ...оппозиция выдала обществу огромные кредиты, пообещав привести к власти совершенно новых людей с высокой моралью, преданных идеалам демократии, людей, которые своими моральными устоями защищены от коррупции, людей, глубоко патриотических и так далее. То есть нам пообещали власть, о которой мечтает, наверное, любое общество».

«Я не верю в премьера, который сформировался как личность в условиях «мутного» украинского бизнеса последнего десятилетия, ибо честно зарабатывать большие деньги – а здесь речь идет о десятках и сотнях миллионов долларов – в этот период в Украине было невозможно».

«Избиратель делает свой выбор, как правило, по нескольким критериям. Первое, насколько идеи, предлагаемые той или иной партией, близки ему по содержанию; второе, насколько эта партия и ее лидер искренни и убедительны в изложении этих идей. И, наконец, третье, насколько эта партия и ее лидер способны по своим, вспомню такой старый термин, бойцовским качествам, в случае если они получат поддержку избирателей, реализовать эту программу, бороться за ее выполнение».

«Страх Запада перед Востоком и Востока перед Западом, который реально проявился в расколе Украины, убеждает в том, что надо искать противоядие от этих угроз, исходящих с разных полюсов украинского общества, территориальных полюсов, я это подчеркиваю. Поэтому неизбежен путь в направлении федеративного устройства Украины. Как долго мы будем находиться на этом пути – я сейчас не берусь судить, все зависит от того, насколько первые шаги будут конкретными, решительными и быстрыми. Я имею в виду территориально-административную реформу, которая не только назрела, а уже и перезрела для Украины. Мы должны выйти на формулу самодостаточности областей: экономической и социальной; мы должны выйти на формулу, которая позволит территориальным общинам защищать свои исторические, культурные, языковые, религиозные традиции. Если мы все это достаточно быстро сделаем, то мы, может быть, на долгое время снимем вопрос – унитарное или федеративное. Но это уже серьезный шаг в направлении более оптимальной внутренней структуры Украины».

Из статьи «Национальная идеология Украины: как есть — и как надо, чтоб было», 12 января 2007 года


«Нация мы, граждане Украины, или пока еще нет? Этот вопрос витает в воздухе, пожалуй, на протяжении всех лет независимости нашего государства, но окончательного ответа на него (если не принимать во внимание голую риторику некоторых отечественных политиков) так и не существует. По простой причине — нация должна формироваться вокруг единого знаменателя, который, увы, до сих пор не определен».

Из интервью агентству «Интерфакс-Украина», 13 ноября 2006 года


«Объединить страну может только объединенная политическая элита. А объединить политическую элиту может только сильный политический лидер... Во внешней политике также очень важна роль лидера. Лидера, который бы воспринимался большей частью народа... А проводить политику в интересах всей Украины, опираясь на интересы только одной половины, хоть юго-восточной Украины, хоть центрально-западной Украины – это бесперспективное занятие. Ничего из этого не получится. Невозможно навязать жизненные ценности и ментальность одной половины Украины другой. Насильно невозможно. Отсюда мы выходим на формулу, которую я считаю единственно приемлемой для Украины: единство в разнообразии. Нужно признать тот факт, что веками складывающаяся ментальность украинского народа разная. В том числе вспомнить, что столетиями эти части Украины вообще в разных государствах находились. Вот, объединились. И что, в одночасье все начнем говорить на одном языке, ходить в одну церковь, одинаково историю воспринимать и оценивать, обычаи, культуру сделаем унифицированными? Попытка унифицировать в том числе насильственно Украину, она и привела к тому, что Украина фактически раскололась и сегодня находится в состоянии непонимания друг друга».

Из интервью интернет-изданию «Гуляй-Поле», 4 мая 2006 года


«Я не сомневаюсь, что путь децентрализации власти – единственно возможный для Украины, исходя из глубоких исторических, ментальных, культурно-языковых, религиозных отличий востока, юга и запада Украины. Нужно не пытаться нивелировать эти различия, а закрепить их законодательно. И дать право людям думать и говорить на родном языке, ходить в свою церковь, соблюдать традиции, обычаи, которые присущи данным территориям».

«Формула гармонии с окружающим миром – в самореализации» (31 августа 2006 года)


«Я считаю, что человек по-настоящему счастлив, если он живет в гармонии с окружающим миром. Я не строю иллюзий по поводу того, что можно достичь такого состояния, когда тебе нравится все вокруг, начиная с людей и заканчивая цветом неба и температурой воздуха. Фразой «я люблю жизнь» я хотел передать свое мировосприятие, которое заключается в том, что я не люблю приспосабливаться ни к жизни, ни к обстоятельствам. Для меня формула гармонии с окружающим миром заключается в возможности самореализации.

Наверное, смысл жизни заключается в известной формуле «Родить ребенка, построить дом, посадить дерево». Хотя это всего лишь метафора, которую можно разобрать детальнее. К примеру, «родить ребенка» можно понимать не только буквально, но и видеть здесь создание некой идеологии, учения — оставить след в истории. А «посадить дерево» — это посеять какие-то зерна. И совсем не обязательно они должны быть материальными. Когда мы говорим о том, чтобы построить дом, то, например, сегодня для меня наиболее интересным является построение украинского дома — нашего государства. Ведь мне далеко не безразлично, каким оно будет и через 20, и через 50, и через 100 лет, потому что в этом государстве будут жить мои потомки. Таким образом, получается, что с одной стороны, я все сделал — и ребенка родил, и дерево посадил, и дом построил, но с другой — продолжаю делать тоже самое, только на несколько ином уровне».
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 EUR 3139.88 грн
100 USD 2777.43 грн
10 RUB 4.1693 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи