В Харькове стартовал краеведческий проект в защиту традиционных слобожанских домиков. На этой неделе в литературном музее открылась выставка, посвященная последним харьковским хатам-мазанкам.

Белая мазанка – украинская классика и образ Слобожанщины


Краеведческий проект посвящен поискам аутентичных украинских хат в разных районах города. Идея объединила неравнодушных к истории художников, журналистов, архитекторов, историков, фотографов. Выставка называется «Последние харьковские хаты-мазанки: признание в любви». В экспозицию вошли рисунки, фотографии, документальные свидетельства.  

– Эти хаты для нас – живые реальные существа. В них сложно не влюбиться человеку с эстетическим вкусом, – делится куратор выставки директор этнографического музея «Слобожанські скарби» им. Г. Хоткевича НТУ «ХПИ» Михаил Красиков. – Я вырос в мазанке на околице Новоселовки. В моем детстве все хаты на нашей улице были такими. Я общался со многими слобожанами, и для них образ Слобожанщины – белая хата-мазанка. Я был в экспедициях, например, на Днепропетровщине. Там много рыжих хат, белый цвет не в почете. В Западной Украине много деревянных хат. Но когда говорят «украинская хата», возникает образ белой мазанки – это классика.

Проект возник в процессе работы над книгой с богатейшим исследовательским материалом начала 1920-х годов известного искусствоведа Стефана Таранушенко.  Михаил Красиков признается, что ему захотелось поискать оставшиеся в Харькове мазанки и показать их харьковчанам. Трогательно уютных белых хат-мазанок осталось совсем немного. Большую часть доживших до наших дней городских мазанок еще в конце 1960-х — начале 1970-х годов хозяева обложили кирпичом.

Харьков был большим селом


Тип жилья диктуют имеющиеся стройматериалы, поэтому для разных уголков Украины традиционна особая архитектура домов. Западная Украина богата лесом, говорит архитектор Денис Витченко, и традиционные волынские хаты, например, представляли собой срубы из бревен – в основном из хвойной древесины. Менее лесистая Слобожанщина выбрала смешанный вид жилья: соединение сруба и обмазки глиной с добавлением соломы. Для экономии стройматериалов сруб делали не из бревен, а из разрубленных пополам колод. Толщину стен компенсировали за счет обмазки глиной с добавлением соломы. Когда в начале ХIХ cтолетия население Слобожанщины значительно выросло, лесных запасов стало не хватать. Бедные слои населения начали строить дома каркасной конструкции: сруб заменяли плетением из хвороста и тоже замазывали глиной. В отличие от срубных, такие хаты были более холодными.

– Первые 120–150 лет существования Харьков не отличался от большого украинского села, поэтому городские хаты были практически такие же, как и  сельские, – рассказывает Денис Витченко. – Планирование улиц и домов было хаотичным, но уже в 70–80-х годах ХVIII века харьковский архитектор Ярославский на основе этого хаотичного плана с уже сложившимися направлениями на Полтаву, Москву, Сумы очень деликатно создал регулярный план. У каждого дома появился конкретный участок земли, в конце  ХVIII – в начале ХIХ столетия мазанки стали «выносить» из глубины двора на улицу.

Соломенные крыши исчезли в конце 1920-х


Городские дома тоже совершенствовались: в эти же годы появились строительные новшества. Хаты начали ставить на надежную основу – в частности, на кирпичный цоколь: прежний деревянный каркас был подвержен разрушению, а благодаря цоколю хата стала долговечнее. У мазанок появились и завалинки. Они защищали от холода хаты с земляным полом. В ХIХ веке завалинка стала кирпичной — это удлиняло срок службы жилища: сухая хата могла простоять почти полтора столетия, рассказывает архитектор. Мазанки становятся наряднее: харьковчане начинают заимствовать классические и ампирные элементы из архитектуры богатых домов — делают галерейки, резные наличники и декор под крышей. До революции в городе были противопожарные правила: хаты не разрешали укрывать очеретом или соломой, не обмазав их глиной — такой была профилактика пожаров. Последние такие мазанки дожили свой век в 1927–1928 года, и хаты стали покрывать железом.

Мазанки были простым, но очень экологичным жилищем. Неслучайно, по словам Дениса Витченко, даже дворец императора Павла I в Гатчине был сделан по глинобитной технологии, которую архитектор изучал в Украине. Экологичное строительство сейчас считается инновационным: немецкие строительные фирмы предлагают технологии строительства домов под соломенными крышами.

Аутентичных домов осталось немного


Домов с глиняными побеленными стенами в Харькове осталось совсем немного. Их можно увидеть на Лысой Горе, Ивановке, Шишковке, Новоселовке, на Холодной Горе, неподалеку от станции Липовая Роща и даже в центре города.

– Самые старые хаты-мазанки имеют полное право быть взятыми на учет как памятки украинской традиционной архитектуры, – считает Михаил Красиков. – Белые мазанки мазанки с узорами, ставнями, галерейками  — не меньшая ценность для Харькова, чем, например, памятки эпохи модерна или классицизма. Стекло, железобетон, пластик можно найти сегодня где угодно, и мне кажется, если в Харькове исчезнут мазанки, он утратит украинский облик. Было бы хорошо, чтобы государство выделяло деньги людям, которые живут в мазанках, чтобы они сберегли эти хатынки в их аутентичном виде и не вставляли в них евроокна.

Выставка «Последние харьковские хаты-мазанки: признание в любви» будет работать до конца февраля. Желающие увидеть полную версию могут посетить вторую часть экспозиции, которая размещена в читальном зале библиотеки НТУ «ХПИ».