Как известно, Харьковщину в 1943 году освобождали от фашистов дважды. Первое, февральское освобождение стало неудачным и лишь в августе немцы были выбиты окончательно. В Чугуеве с недавних пор оба этих освобождения отмечаются весьма своеобразно — костюмированными инсценировками реальных боев. Вот и в минувшую субботу, спустя 64 года, на берегу Северского Донца вновь грохотали выстрелы, мелькали немецкие каски и советские шинели…

Первый военно-исторический фестиваль, посвященный освобождению Чугуева от немецко-фашистских захватчиков, состоялся в августе 2006 года в рамках празднования Дня города. И, надо сказать, с большим успехом. Правда, тогда мероприятие проводилось при поддержке местной власти. Нынче же — на голом энтузиазме организаторов-общественников. Думается, именно отсутствием поддержки и финансирования, а не просто «кармой» можно объяснить то, что реконструкция неудачного освобождения также стала не совсем удачной.
Единственным преимуществом февральского фестиваля стала его новая составляющая в виде обзорной лекции, посвященной событиям февраля 1943 года, которую в просветительских целях провели организаторы непосредственно перед выездом на место боя. А вот реконструкция этого боя, состоявшаяся в урочище Фигуровка под Чугуевом, значительно уступала августовской, прошедшей на центральной площади города. И не только потому, что в августе зрители не были вынуждены несколько часов зябнуть в лесу, меся ногами мокрый снег.
Летний «бой» сам по себе был красивее и качественнее. В нем участвовала техника военных лет, представленная харьковским клубом «Самоход». Местный музей тогда выделил пушку, воинская часть — солдат с оружием и холостыми патронами. Их обмундировали в соответствии с эпохой, а того, что автоматы Калашникова не похожи на немецкие пистолеты-пулеметы (впрочем, в Вермахте были похожие на «калаши» штурмовые винтовки), издалека никто не заметил. И перестрелка была самая настоящая: с грохотом очередей и оглушительной канонадой пиротехнической «артиллерии».
Нынче же не было ни техники, ни солдат с «калашами», ни патронов со снарядами. Фестиваль проводился за личные средства организаторов и участников, представлявших клубы военно-исторической реконструкции из Чугуева, Харькова, Донецка, Полтавы и Днепропетровска. Средств при отсутствии спонсоров, разумеется, не хватило даже на горючее, не говоря уже об аренде оружия на киевской киностудии имени Довженко. Участники привезли с собой массогабаритные макеты оружия — выведенные из строя и не стреляющие винтовки и пистолеты-пулеметы с распиленными стволами и просверленными казенниками. И если внешний вид этого оружия вопросов не вызывал, то производимый им эффект имитации боя оставлял желать лучшего. Ибо вместо боеприпасов использовались исключительно петарды. А это уже не то.
Петарда не дотягивает децибелами до уровня настоящего боевого (холостого) выстрела. Не говоря уже о ракетах, шутихах и прочей новогодней пиротехнике, в изобилии применяемой в процессе реконструкции боя.
Впрочем, не все недостатки нынешнего фестиваля можно объяснить объективными причинами. Участникам его, пожалуй, не помешала бы тренировка под руководством опытного армейского старшины. Ибо в отдельные моменты действо выглядело пародией на кинофильм «Враг у ворот». Причем если в глупой голливудской картине только советские войска в бою выглядели не армией, а толпой, то здесь — и немецкие тоже. Не думаю, что в настоящей войне, законы которой пишутся кровью, солдаты могли бы так явно пренебрегать элементарной тактикой. Например — скучиваться на открытом пространстве, обстреливая друг друга в упор с расстояния полсотни метров. Или подобно голливудским суперменам, стоя вне всякого укрытия, поливать противника огнем из пулемета «с бедра». Нелепую тактику отметили даже зрители, неискушенные в тонкостях военной истории.
А вот чего зрители не заметили в силу упомянутой неискушенности, так это огрехов в обмундировании войск. В первую очередь это касалось «немцев», некоторые из которых щеголяли в откровенных эрзацах и стилизациях. Советские же войска хоть и выглядели менее эффектно, но выигрывали в аутентичности. Это и неудивительно, учитывая то, что советская форма была проще и беднее, да и достать ее в наших условиях не так сложно. А у одного из «советских» клубов было даже настоящее боевое знамя советской стрелковой бригады! И хотя эта бригада не принимала участия в боях под Чугуевом, ребята-реконструкторы решили немного погрешить против исторической правды ради уникальной возможности сходить в игровой бой под настоящей воинской святыней.
Несмотря на относительно небольшое количество бойцов — по два десятка с каждой стороны, «гитлеровцы» отмечались многообразием родов войск. Реконструкцией были представлены солдаты Вермахта, СС, полевой жандармерии, Люфтваффе, а также «восточные части», формировавшиеся из граждан СССР; был даже представитель сформированных немцами в войну казачьих частей. Кстати, нынешний фестиваль стал первым мероприятием, в котором участвовали «полицаи» и другие «пособники оккупантов». Да и «эсэсовцев» в военно-исторической реконструкции можно встретить нечасто. В данном случае их участие оправдано исторически — эсесовцы противостояли советским войскам в феврале 1943 года, однако по неписаным законам военно-исторического движения реконструкция частей СС не одобряется. Уж больно велика была разница между простыми немецкими солдатами и отборными войсками нацистов, на совести которых столько преступлений и крови невинных жертв. В «полицаев» же вообще никто не обряжается. Кроме чугуевцев. Впрочем, надо отметить, что таких людей единицы. Выбор же ими униформы скорее всего можно объяснить их политическими пристрастиями. Повязки полицаев и кубанку вермахтовского казака (причем с кокардой русской царской армии!) выбрали члены местных карикатурно-казачьих общественных организаций. В общем, было видно — кем движет патриотизм и увлечение историей, а кем — политические взгляды и антураж вражеской формы.
Присутствовали на фестивале и поклонники вражеских идей. К счастью, было их немного, да и то — не среди участников, а среди зрителей. Несколько парней с выбритыми наголо черепами и не особо интеллектуальными выражениями лиц. Типа «скинхеды». Они с удовольствием примеряли немецкие фуражки, каски, фотографировались с оружием, вскидывая руку в нацистском «хайль!» Никакой реакции ни у кого из окружающих это не вызвало. Даже у милиционеров. Стоит ли после этого удивляться тому, что в Чугуеве кто-то безнаказанно рисует свастику на памятнике воинам-освободителям?
Впрочем, организаторов нельзя обвинить во всех недостатках мероприятия. Наоборот, им можно только посочувствовать. И пожелать удачи. За большое дело взялись, и не беда, что на первых порах сил на все не хватает. Думается, в будущем уровень проведения фестиваля, который, по словам председателя оргкомитета Николая Лемнева, планируется сделать ежегодным, будет только повышаться.