Харьковчане не представляют город без величественного памятника Кобзарю. Скульптурный символ Первой столицы считается лучшим в мире памятником Тарасу Шевченко.

Первый монумент был установлен благодаря Алчевскому


В Харькове было несколько памятников Тарасу Шевченко.

– Первый в Украине памятник Шевченко появился в 1900 году именно в Харькове, — рассказывает заместитель директора Харьковского художественного музея Лариса Абраменко. — Мраморный бюст работы академика скульптуры Владимира Беклемишева был установлен на деньги промышленника и банкира Алексея Алчевского в Мироносицком саду (сейчас — улица Совнаркомовская). После банкротства и самоубийства Алчевского земля перешла в собственность купца Шабельского. В 1901 году памятник был демонтирован, его забрали к себе Алчевские. В начале 1930-х годов преподаватель Харьковского юридического института Николай Алчевский передал бюст поэта в картинную галерею Т.Г. Шевченко в Харькове. Сейчас экспонат находится в Киеве в Национальном музее поэта. К 50-летию смерти поэта Харьковская городская дума постановила построить обелиск-колонну с рельефом Тараса Шевченко и облицовкой в украинском стиле и с этой целью ассигновать по тысяче рублей ежемесячно с 1912 по 1914 год. В 1912 году на Павловской площади официально открывают бюст Кобзаря, в 1921 году на Привокзальной площади устанавливают временный памятник Шевченко работы скульптора Бернарда Кратко.

Ангелы Шевченко были оснащены серпом и молотом


– В конце 1920-х годов Харьков принимает решение – установить памятник Тарасу Шевченко, – рассказывает историк и журналист Инна Можейко. — Конкурсное задание было сформулировано следующим образом: «Шевченко – революционный поэт, борец за национальное освобождение Украины». Такая трактовка образа должна была четко расставить акценты – в столице пролетарской Украины ставят памятник пролетарскому (и никакому другому) поэту.

Итоги конкурса подвели 25 января 1931 года. В помещении общества культурных связей с заграницей (сейчас — Дом архитектора на ул. Дарвина, 13) была открыта международная выставка проектов памятника Шевченко. В конкурсе приняли участие более ста скульпторов из Советского Союза, Франции, Польши, Германии, Италии. Конкурсные работы были наивными и даже забавными – скульпторы старались в точности выполнить задание и явно перебарщивали.

– Работы западных скульпторов, выполненные в стиле конструктивизма, не содержали даже намека на фигуру, – рассказывает Инна Можейко. – Это были шары и диски, пересекающие друг друга под разными углами. Исключение составили французы, представившие Тараса взбирающимся к  Богу в сопровождении двух ангелов с серпом и молотом в руках, и поляки, изобразившие его в одежде шляхтича.

Жюри забраковало все проекты.

Рабоче-фермерская организация Канады не осталась в стороне


Конкурсный марафон продолжался. В 1933 году на финальном этапе ни один из 30 проектов не отвечал, по мнению жюри, условиям и задачам конкурса, и все же четыре из них было предложено доработать. В числе избранных был и проект ленинградцев – архитектора Лангбарда и скульптора Манизера. Любопытно, что Манизер был учеником  Владимира Беклемишева – автора первого памятника Шевченко, сделанного по заказу семьи Алчевских. После доработки ленинградский вариант был признан лучшим: вокруг центрального пилона с фигурой Кобзаря по спирали разместились 16 бронзовых скульптур.
Часть из них, по замыслу авторов, должна была символизировать прошлое Украины, часть – настоящее и будущее.

Памятник Кобзарю стал целым событием. На его изготовление пошло 30 тонн бронзы и 400 тонн лабрадорита, была специально проведена узкоколейка, на строительстве работали 250 рабочих разных специальностей.

– Открытия памятника харьковчане ждали с нетерпением, – рассказывает Инна Можейко. – В прессе публиковали отчеты о ходе строительства, вездесущие мальчишки норовили пробраться на стройку, а горожане гадали, каким будет монумент, который газеты тех лет называли самым большим бронзовым памятником в СССР. 24 марта 1935 года стал днем рождения памятника Т. Г. Шевченко. Как писал журнал «Червоний шлях», это был солнечный день, дома были украшены флагами. С флагами и оркестрами пришли делегации заводов, военных частей, школьников. Слева от памятника расположился большой сводный оркестр харьковского гарнизона, с другой стороны – большой хор. В Харьков шли приветственные телеграммы со всех уголков земного шара. Пришла и телеграмма из Канады, из которой следовало, что съезд Украинской рабоче-фермерской организации Канады с большим энтузиазмом принял известие об открытии в Харькове  памятника Тарасу Шевченко. В телеграмме также говорилось, что только советская власть могла подобающим образом почтить память великого украинского поэта-бунтаря.

Монумент Кобзарю мог бы сейчас украшать площадь Конституции


В 1930 году, рассказывает Лариса Абраменко, памятник Шевченко планировали установить на площади Тевелева (сейчас — Конституции), но в те годы она имела иной вид, и оказалось, что места для обзора 30-тонного произведения искусства высотой 16,5 метра там мало. Поэтому было решено разместить памятник на центральной аллее городского парка. В романтичный городской сад бронзовый Кобзарь вписался очень гармонично, считают специалисты.

– Потрясают структура, архитектурное решение памятника – спираль, благодаря которой создан очень неоднозначный образ, — говорит директор Харьковского художественного музея Валентина Мызгина. – Памятник настолько мощный, что им не перестают восхищаться до сих пор. По крайней мере, я ни разу не слышала негативного отзыва – разве только то, что он очень «советский». Но, вероятно, он таким и должен быть. Этот памятник – олицетворение не только Тараса Шевченко, но и своего времени. Он очень хорошо перекликается с харьковским конструктивизмом – с Госпромом, и не случайно все стоящие одна за другой фигуры завершаются образом комсомолки. Можно говорить о том, что с круглой монументальной структурой легко поиграть, но выйдите на площадь Конституции, где теперь находится «девочка на шаре». Такое нельзя устанавливать на площади, это не монументальное произведение. Пусть бы себе эта «девочка» летала-порхала где-нибудь в скверике, в уголочке, интимно. Если присмотреться внимательно, в одном из ракурсов создается впечатление, что эта «девочка» держит венок, как дуэльный пистолет. Круглая монументальная скульптура так не делается. А в памятнике Шевченко, на мой взгляд, продумана каждая деталь -- до мелочей. Это сложный монумент, но в фигурной композиции он совершенен.

Журналистам посчастливилось полетать вокруг памятника


На момент открытия монумент был самым большим бронзовым памятником в стране. Сейчас в мире более 300 памятников Кобзарю, но харьковский считается лучшим.
Накануне 200-летнего юбилея Тараса Григорьевича в Харьковском художественном музее представили фотопроект историка Инны Можейко и фотографа Игоря Лаптева «Остаться в бронзе на века», посвященный истории создания и сегодняшнему дню памятника Тарасу Шевченко.

– Часто, когда мы проходим мимо привычных для нас мест, ставших для Харькова визитной карточкой, наши впечатления нивелируются. А ведь за ними стоит богатая история, которую харьковчане должны знать, — считает Лариса Абраменко.– Пробегая каждый день мимо памятника Шевченко, я, как, наверное, и многие горожане уже не обращаю внимания на то мастерство и силу, с которой скульптор воплотил свою идею в жизнь.

Представленные в экспозиции снимки сделаны с использованием подъемной техники.

– В 2008 году в канун шевченковских дней нам, как сотрудникам муниципальной газеты, выделили на пару часов подъемник, – вспоминает Инна Можейко. – По архивным фотографиям мы наметили точки съемки, аналогичные тем, с которых снимали памятник в день его открытия. С этих точек памятник видели только его создатели, монтажники да еще несколько фотографов и операторов.

«Полеты» на подъемнике позволили фотографу Игорю Лаптеву с разных точек и ракурсов сделать удивительные снимки, на которых можно рассмотреть все подробности монумента Кобзаря и 16 окружающих его фигур, заглянуть им в лица, прислушаться к тому, о чем они хотят поведать. Некоторые ракурсы стали открытием даже для искусствоведов.

– Такой, как в исполнении Игоря Лаптева, мы Катерину Тараса Шевченко никогда не видели, — признается Лариса Абраменко. – Один из черно-белых снимков группы фигур сделан на закате: в нем столько поэзии, что мне кажется, в нем — душа, вековая история украинского народа.

Памятник стал источником городских мифов
Один из них гласит: если загадать желание и подержаться за большой палец ноги лежащего гайдамака, оно обязательно сбудется. А студенты уверяют, что стоит найти скрытое среди 16 фигур колесо от трактора — и на сессии обязательно повезет.