Как относились к творчеству Тараса Шевченко молодые и дерзкие поэты первой трети ХХ века?

Считали ли Кобзаря своим отцом в литературе или принципиально отрицали его как пережиток прошлого? К 200-летию поэта в Харьковском литературном музее открылась выставка «Отец Тарас и его блудные дети: модернисты, футуристы, неоклассики...».

Начало XX века стало временем бурного расцвета литературы: появлялись новые таланты, рождались смелые новации, состязались разные направления, группировки и стили. Отстаивающих свободу творческой личности писателей и поэтов Серебряного века тяготили любые каноны, в том числе и авторитет Шевченко. Тем не менее они сами не замечали, что шли по его стопам, уверяют специалисты.

— У писателей 20-х годов прошлого века довольно часто манифесты абсолютно противоречили их творчеству, — рассказывает литературовед Ольга Ризниченко. — Они могли говорить, что опираются на европейскую традицию. Футурист Михаил Семенко вообще заявлял, что сжигает свой «Кобзарь». При этом они порой неосознанно, но все равно обращались к произведениям Шевченко, цитировали его и даже развивали поэтические эксперименты, которые у него родились намного раньше авангарда или импрессионизма. Поэтому канон Шевченко означает на самом деле антиканоничность, экспериментальность и творчество в литературе. Тарас Шевченко универсален, в его творчестве присутствуют элементы почти всех стилей украинской литературы начала ХХ века. Стихи Шевченко легко монтируются в разные стилевые дискурсы. Использование имени Шевченко в дискуссиях часто было и является лишь поводом для утверждения собственных позиций и с творчеством ничего общего не имеют. Поэтому главный наш призыв — читать самого Шевченко, а не монографии о нем. Читать не только в пределах школьной программы, а все — поэзию, прозу, переписку. Читать, углубляясь в тексты, чтобы в конце концов понять родовое в самих себе.

На выставке представлены плакаты и инсталляции студентов Харьковской государственной академии дизайна и искусств. Ребята отнеслись к своей задаче не как к домашнему заданию, им удалось передать футуристическую стилистику. Одна из изюмин выставки — пирамида, выложенная из 60 «Кобзарей». Шевченковское «строение» получилась по принципу мал мала меньше: у его основания — самые крупные издания-кирпичики, на вершине — совсем малюсенькие книжечки с произведениями Тараса Григорьевича. Строительством книжной башни собственноручно занималась научный сотрудник  литмузея Наталия Цымбал. Книги размещены внутри крупного стеклянного колпака-параллелепипеда. 60 книжек — это только часть подаренных музею, все они были изданы в советское послевоенное время.

Выставка будет открыта до 23 мая.