Заместитель городского головы, директор Департамента охраны здоровья и социальных вопросов Игорь Шурма инициировал встречу с журналистами. Поводом для пресс-конференции стали случаи насилия по отношению к врачам. На основании большинства этих фактов были возбуждены уголовные дела, но до логичного завершения пока ни одно из них так и не доведено.

«Красные» даты медицинского календаря
За последние полгода в городе произошло семь нападений на медицинских работников при исполнении ими служебных обязанностей. Игорь Шурма сообщил о случаях нападения на медиков в больнице скорой и неотложной медицинской помощи. В июле прошлого года в приемном отделении стационара пациент и сопровождающие его люди напали на нейрохирурга во время осмотра. Было обращение в милицию, зафиксированы факты применения силы, все нападавшие известны, возбуждено уголовное дело. Месяц спустя на автопропускнике опять случилось ЧП. В ответ на предложение охранника проехать на стоянку водитель автомобиля применил огнестрельное оружие. Был зафиксирован номер автомобиля, выявлен и его владелец. Игорь Шурма говорит, что из неофициальных неподтвержденных источников стало известно, что это был прапорщик областного отделения МВД. Возбуждено уголовное дело. Но из неподтвержденных источников выяснилось, что этот человек уволился из органов, поэтому дело не завершено.
В декабре в стационаре «неотложки» сын пациента, несогласный с мнением одного из специалистов (Игорь Шурма охарактеризовал врача как одного из лучших не только в Харькове, но и на Украине), нанес медику удары, которые привели к разрыву барабанной перепонки. Возбуждено уголовное дело, но результат, по словам Игоря Шурмы — неизвестен. В этом же месяце в переходе между корпусами по отношению к медработникам был применен токсичный газ — просто в ответ на обращение персонала к посетителям о том, что они находятся в ненадлежащей для стационара одежде.
Список можно продолжить и другими не менее захватывающими криминальными историями. Работники станции «скорой» поведали корреспонденту «Вечерки» лишь последние случаи нападения на персонал — за последние два с половиной месяца.
В конце ноября прошлого года пациент в состоянии наркотического опьянения ударил сопровождавшего его фельдшера кулаком в живот. Декабрь был тоже богат на ЧП. Родственники пациентки захватили машину «скорой», погрузили женщину в салон, требуя, чтобы ее отвезли в травматологию. В результате машина простояла больше четырех часов, пока не приехала милиция и не заставила родственников освободить автомобиль. Буквально на следующий день бригада «скорой» приехала по вызову к человеку, лежащему на улице. При оказании ему помощи больной затеял драку с медиками. День следующий. Выходя из автомобиля «скорой», больной, разразившийся нецензурной бранью, ударил доктора в глаз. Спустя три дня медики «скорой» оказывали помощь пожилому мужчине с серьезными травмами и резаными ранами: он пострадал в драке с зятем. Пациент крыл спасителей почем зря отборной бранью и пытался с ними драться.
Нынешний год для медиков «скорой» тоже выдался «урожайным». Только с начала года уже было 11 конфликтных ситуаций. В январе при осмотре женщины ее пьяный сожитель угрожал медикам пистолетом. Другой случай: бригада неотложной помощи выехала по уличному вызову, и медики приняли решение госпитализировать больного. У него при себе были деньги и мобильный телефон. Эти ценные вещи сопровождающие пожелали оставить. Врач предложил составить акт, чтобы не было претензий со стороны больного, когда он придет в себя. В ответ была применена сила — по отношению к врачу, а затем и к фельдшеру. Сейчас фельдшер, который до этого перенес инфаркт, находится в тяжелом состоянии на стационарном лечении. Возбуждено уголовное дело.
Заведующий оперативным отделом станции скорой медицинской помощи Петр Михайленко рассказал о случае, происшедшем на прошлой неделе. На пульт поступил вызов: человеку плохо с сердцем. Когда бригада приехала — больной крепко спал, чтобы осмотреть пациента, его разбудили. Больной оказался пьян до беспамятства, разбушевался и принялся гоняться за медиками по квартире. Им пришлось поспешно ретироваться.
Некоторые пациенты «в упор не видят» медиков
Случаи нападения на медиков можно перечислять бесконечно. Ясно одно: медики «скорой» без конца подвергают свою жизнь опасности. Часто врачам приходится работать с «особым» контингентом — людьми в состоянии сильного алкогольного или наркотического опьянения, которые даже «в упор не видят» медиков и не понимают, что им оказывают помощь.
Старший врач оперативного отдела центральной диспетчерской СМП Сергей Бирюков вспоминает: «Случаев в моей практике было множество. А пациент в состоянии алкогольного или наркотического опьянения может быть безмерно агрессивен и жесток. На меня даже с кортиком бросались на улице — пьяный молодой человек не желал, чтобы «скорая» увезла его подругу, у которой был серьезный случай, требующий немедленной госпитализации — разрыв яичника или внематочная беременность. Мы с фельдшером отбились, отняли кортик».
— Женская бригада в центре города подъехала к лежащему на улице мужчине, — рассказывает одну из многочисленных историй заместитель главного врача станции скорой медицинской помощи Наталья Довбий. — Чтобы привести его в чувство, похлопали его по щекам. Больной поднялся с земли и ударил врача в глаз. Прохожий попытался заступиться за женскую бригаду и тоже получил свою порцию. Это было бы смешно, если бы не было так грустно: вы представляете, как этой бригаде работать до утра? Как им ехать дальше, оказывать помощь больным? Они тоже живые люди. Когда я ухожу в пятницу на выходные, говорю старшему врачу: «Я вас умоляю: работайте спокойно, без происшествий до понедельника, дайте выходные отбыть».
«Нарушителей все равно не накажут»
В среднем бригада находится на выезде примерно 45 минут. Наталья Петровна рассказывает:
— Если в ночное время бригада не выходит на связь через 45 минут — максимум через час, мы начинаем волноваться: где они? К ним могут применить хулиганские действия, их могут закрыть в помещении — надо своих выручать!
Бытует мнение, что врачи в случае опасности дают знак водителю из окна квартиры, куда они приехали на вызов. Но шпионские приемы из «Семнадцати мгновений весны» здесь не проходят. Это ерунда, говорит Наталья Петровна: если больной находится в комнате с другой стороны дома или этаж выше третьего — водитель призывов о помощи не заметит. Кроме того, настроенный агрессивно пациент может помешать передвижению по комнате. Единственная возможная связь — мобильный телефон. Для сотрудников «скорой» открыта бесплатная линия.
— Но что в этих случаях удивляет? — говорит Наталья Довбий. — Если бы во время выполнения служебных обязанностей по отношению к сотруднику милиции были бы применены такие же хулиганские действия — наверное, об этом узнал бы весь город. А мы оставляем заявления в райотделах милиции, пишем официальные запросы с просьбами сообщить о том, какие меры воздействия предприняты по отношению к хулигану, но на эти письма никто не реагирует. Я на своей должности уже 20 лет, и за это время ни одного ответа мы так не получили.
«Недавно бригада приехала к очень тяжелой больной с онкологическим заболеванием — она уходит из жизни. Когда медики прибыли на вызов, ее сын находился в состоянии алкогольного опьянения. Возможно, это горе его подвигло, — пытается объяснить его состояние Наталья Петровна. — Когда медики приехали, сами понимаете, в каком настроении он их встретил. И что бы ни говорил сыну больной врач или фельдшер — это мало доходило до сознания человека: закрыл дверь на ключ и положил его себе в карман. Затем вытолкал из квартиры медсестру, а врача оставил внутри, угрожая пистолетом. Хорошо, что врачу удалось «поглаживанием» да увещеванием уйти оттуда. Подъехал вызванный наряд милиции и буквально через две минуты вышел из квартиры правонарушителя: «Ну и что? Он же вас не покалечил!» С хулиганом просто поговорили. Но о чем можно поговорить за две минуты? Какой бы ни был пистолет — настоящий, газовый или игрушечный — у медиков тоже есть нервная система. Хулигана даже не пригласили в райотдел, где с ним можно было бы поговорить серьезно. Так эти случаи и разбираются. Поэтому медики «скорой» говорят: «Ну и толку, что мы ездим в райотдел, полдня даем объяснения и показания — все равно нарушителей не накажут».
— Все случаи нападения на медиков резонансны, — уверен Сергей Бирюков. — Но если они «уходят в песок» и не заканчиваются конкретными решениями по линии милиции и судов — то вызывают не только досаду, но и разочарование. Нас очень заботит, чем заканчиваются эти случаи. Мы хотим чувствовать себя защищенными. Мы идем в темные подъезды, посещаем асоциальные категории граждан. И когда мы встречаемся с деклассированными людьми, попадаем в притоны, едем на заведомо криминальные случаи — неизвестно, чем это может закончиться. Ведь мы при огнестрельных или ножевых ранениях можем прибыть раньше, чем милиция. Таких случаев за сутки может быть десять-пятнадцать, а сотрудников к каждой бригаде «скорой помощи» не приставишь.
Медики хотят чувствовать себя защищенными
«Мы можем ставить сегодня вопрос об абсолютной незащищенности медицинских работников при выполнении своих служебных обязанностей, — заявил Игорь Шурма. — Причины этого явления не власть и не врачи должны искать, а украинское общество. Сегодня происходят нападки на украинскую медицину из-за рубежа: это и бездоказательные заявления о краже и убийстве детей врачами, и обвинения в криминальной трансплантологии». Безнаказанность этих нападок, считает Игорь Шурма, приводит к возникновению определенных выводов в обществе. А безнаказанность тех, кто совершает насилие по отношению к медикам, недоведение уголовных дел до конца создают опасную обстановку для медработников в лечебных учреждениях.
Большинство фактов нападения стало основанием для возбуждения уголовных дел, но до логичного завершения пока ни одно из них так и не доведено. Нет сегодня и юридических лиц, способных защитить медицину. До тех пор пока кто-то не ответит по закону и не понесет наказание, мы все будем свидетелями применения силы, считает Игорь Шурма. Если так будет продолжаться и дальше — не исключено, что единственным выходом из ситуации станет формирование общественной организации самозащиты медиков, которая будет требовать от соответствующих структур создания безопасных условий работы медиков.
Игорь Михайлович собирается сделать пропускной режим в неотложке пожестче: скорее всего там будут четко обозначены часы посещений. «Это стационар, а не дом отдыха», — говорит Игорь Шурма. Кроме того, будет обеспечена охрана приемного отделения. Первые шаги уже сделаны: установлены кнопки сигнализации, и сотрудники милиции прибывают на место в течение трех-пяти минут.
Один из острых вопросов Харькова — отсутствие вытрезвителей. Тот контингент больных, который проявляет по отношению к медикам агрессию, — это, как правило, люди в очень нетрезвом состоянии. Перед медиками и милицией встает вопрос: куда везти такого «пациента»? Решением этой проблемы может быть возрождение хорошо забытых старых «добрых» вытрезвителей.