Власти города намерены закрыть детский дом семейного типа. Чтобы расторгнуть договор с воспитательницей Тамарой Май, Главное управление по гуманитарным и социальным вопросам еще в феврале подало иск в суд, а сейчас дело получило огласку. Чиновники утверждают, что Тамара Май нарушает права своих воспитанников. Подобного прецедента, когда власти всерьез взялись за расторжение договора, в Харькове еще не было.

По мнению чиновников, Тамара Май мало занимается образованием и развитием детей и не может создать нормальные условия для их проживания, а письменные и устные просьбы и требования городских властей исправить ситуацию игнорирует. Начальник областного управления образования Николай Андреев отметил, что дети сильно отстают в развитии и освоении школьной программы. Приемная мать всего дважды в неделю возит детей из поселка Коротич в Харьков в обычную 65-ю школу. Вот и выходит, что потенциальные выпускники успевают освоить учебную программу не больше чем до уровня шестого класса.

Правда, начальник городского управления по делам семьи и молодежи Олег Кулинич не отрицает, что дети, которых сейчас воспитывает женщина, нездоровы: у каждого диагноз расписан минимум на четыре строчки. По утверждению врачей, у всех — отставание в умственном развитии, многочисленные хронические заболевания. Для того, чтобы дети смогли получить образование, с ними должны работать специалисты — логопеды, дефектологи... Чем раньше с этими детками начать работать, тем проще. Но вот только непонятно, почему чиновники так поздно спохватились, почему некоторые моменты воспитания не были оговорены с самого начала, когда Тамара Николаевна оформляла попечительство. Сегодня же Олег Кулинич отметил, что власти предлагали Тамаре Май организовать для ее воспитанников обучение в специальном интернате, но она отказалась. Тогда было решено добиться этого в судебном порядке.

Вопрос об образовании для городских властей самый острый, но не единственный. Оказывается, дети нигде не прописаны, и внятного объяснения пока этому нет. Сначала воспитательница оправдывалась, что занята ремонтом (хотя не совсем понятно, какое отношение прописка имеет к ремонту), а сейчас квартира-детдом приватизирована. Теперь это собственность ее и ее родных детей. Как Тамаре Май удалось приватизировать помещение, которое было куплено Октябрьским райисполкомом специально под детский дом семейного типа, в управлении образования не знают. «Воспитанники получаются не у дел, они просто «растворились в воздухе», — говорит Олег Кулинич. Более того, Тамара Николаевна постоянно отказывалась от путевок на оздоровление, утверждает он. А когда начались трения с официальными структурами, то свозила детей в Евпаторию за свои деньги.

Дальше — еще интереснее. Женщина не может разобраться, сколько ей в действительности лет. По документам цифра одна, но Тамара Николаевна говорит, что когда получала паспорт, подделала документы, чтобы выйти замуж: росла сиротой, хотелось поскорей создать семью. Чиновники предполагают, что Тамаре Май 64 года. По их мнению, с оравой ребятишек и молодой паре сложно справиться, а не то что пожилой и не совсем здоровой женщине. Тем более, когда ее муж Николай Александрович почти все время находится на заработках за пределами региона.

По словам Олега Кулинича, в прошлом году Тамаре Май власти выделили 28 тыс. грн. Сюда включена и заработная плата воспитательницы, и содержание детей. «У нас нет слишком жесткого контроля, так как кое-какие продукты и вещи действительно дешевле покупать на рынке, мы это понимаем. Воспитатели пишут отчеты, куда истрачены деньги, а мы уже во время посещения смотрим, что нового у ребенка появилось». А вот с посещениями загвоздка: Тамара Май уверена, что комиссии травмируют психику детей. И несмотря на то, что представители различных служб решили проведывать детей ежеквартально в один установленный день, проверяющие для семьи Май — «хуже татарина». Переговоры ведутся очень долго и не всегда заканчиваются успешно. Бывало и так, что чиновники, предварительно согласовав время, уезжали «не солоно хлебавши».

Договор с Тамарой Май о создании детского дома семейного типа был подписан Главным управлением по гуманитарным и социальным вопросам в 1989 году. За свою жизнь эта женщина воспитала 26 детей, четверо из которых ее родные, а остальные – приемные. «Обновились» ребятишки в семье Май лет пять назад, сегодня шестерым мальчишкам лет по 11-12, а самому старшему — 17. Диагноз не давал младшим детям шанса попасть в нормальную семью. Главврач детского дома номер один Роман Марабян, который подбирал детей для Тамары Май, говорит, что из-за тяжелой болезни у этих ребят не было ни одного шанса на усыновление. По его словам, в детском доме семейного типа детям в любом случае лучше, чем в интернате. Роман Марабян уверен, что детский дом семейного типа нужно обязательно сохранить.

Как долго велись переговоры и какие — история умалчивает; но сейчас чиновники не хотят идти на компромиссы и намерены разорвать договор. По закону сделать это можно только через суд. Заседание Октябрьского районного суда уже дважды переносилось из-за неявки обвиняемой. По словам Тамары Май, в первый раз она отсутствовала по состоянию здоровья (и справочка подтверждающая есть), а во второй раз ездила с детьми отдыхать. 18 мая судебная канитель не закончилась, мать-воспитательница уверена, что все нападки чиновников беспочвенны, и намерена отстаивать детей до последнего. Более того, в журналистских кругах говорят, что она хотела бы взять еще одного ребенка. Есть надежда на победу и у адвокатов.

Но если все-таки гипотетически предположить, что выиграют представители городских властей и справедливость претензий подтвердится, то в лучшем случае Тамара Май будет отправлена на пенсию, детей же направят на углубленное медицинское обследование, а потом распределят по интернатным учреждениям. По предварительным данным, выездное заседание суда, а с ним и общественности, запланировано на 10 июня. Может, тогда миру удастся узнать, как же живется воспитанникам Тамары Май в действительности, и получить комментарий из уст «мамы». Подробности читайте в следующих номерах «Вечерки».

Кстати

Сегодня в Харькове три детских дома семейного типа: семья Май воспитывает семерых, мама Кондратьева — троих, а супруги Котляр — шестерых.

В тему

Случаи, когда детей возвращали в интернатные учреждения, уже имели место: были закрыты семейные детские дома Валентины Поды из Житомира и фермера Черкашиной из Кривого Рога Днепропетровской области.