25 марта исполнилось 25 лет с тех пор, когда на сцене Харьковского государственного академического драматического театра имени Шевченко был впервые показан спектакль «Мины Мазайло» по пьесе Миколы Кулиша.

Пьесе уже более 80 лет. Материал должен бы устареть, но спектакль более двух десятилетий не сходит со сцены театра, а в последнее время вообще стал хитом.

Первая постановка «Мины Мазайло» в театре «Березiль» состоялась в 1929 году – сразу после написания пьесы. Но пьесу запретили. Она воскресла на сцене театра им. Шевченко лишь спустя более полувека — в 1989 году. Спектакль вырос из дипломной работы студентов четвертого курса Харьковского института искусств им. И. П. Котляревского (сейчас университет искусств). Руководил курсом заслуженный артист Украины Александр Беляцкий, он и распределял роли среди студентов. Многие шевченковцы играют «Мине Мазайло» еще со студенческой скамьи.

«Базар-вокзал» по-прежнему актуален


Актриса Елена Приступ играет в спектакле Баронову-Козино, но первым ее персонажем в «Мине Мазайло» была Рина.

— Режиссер говорил мне, что Рина – в общем типичная, несколько маргинальная харьковская девушка: я изъяснялась на суржике и играла «базар-вокзал-пригородные кассы», — вспоминает Елена Приступ. — У меня было много подруг, и было с кого списать этот образ. Рина, на мой взгляд, одна из самых сложных ролей в спектакле: в ней очень много текста, который, к тому же, нужно произносить очень быстро. Каждый из четырех актов начинается сценой Рина – Уля, и постоянно Рина ведет, она – двигатель, и эта роль соответствовала моей психофизике.

Этот спектакль не стареет, уверяет актриса. Когда бы «Мину Мазайло» ни играли, — создается впечатление, что она написана буквально вчера. Даже сами актеры, произнося на репетициях давно знакомые им фразы, удивляются их своевременности.

Украинский хлопец был наполовину грузином


Режиссер, заслуженный деятель искусств Украины Степан Пасичник тоже стоял у истоков «Мины Мазайло», он около десяти лет подряд играл комсомольца Тертыку. Его Тертыка был большим оригиналом.

— Тертыка – украинский хлопец, которого живо интересуют политические, языковые вопросы. Но режиссер Александр Беляцкий предложил, чтобы нашего Тертыку звали не Иван, а Вано и чтобы он говорил точно так, как товарищ Сталин, — вспоминает Степан Пасичник. — Такая краска, предложенная режиссером, в которой есть острота и в то же время нечто от капустника, придавала спектаклю и роли идеологический акцент.

Исполнитель роли Мины тоже хотел сменить фамилию


Евгений Романенко играл в спектакле Тертыку, потом Мокия, один раз — даже дядьку Тараса, но последние полтора десятка лет неизменно выступает в роли Мины Мазайло. Говорит, что между ним и его персонажем есть кое-что общее. По спектаклю Мина Мазайло намерен изменить украинскую фамилию на более привлекательную — например, Сиренев.

— Я в молодости тоже хотел сменить фамилию, — делится актер. — У моей девушки была красивая фамилия — Шацкая, и я мечтал после свадьбы взять ее фамилию. Представлял, как это замечательно звучит: Евгений Шацкий! Потом передумал.

Сейчас зрители — и даже дети — стали другими и смотрят «Мину» иначе. Около десяти лет назад актер, игравший Мокия перед школьной публикой, бросавшейся в зале бумажками, даже прервал спектакль и несмотря на просьбы учителей, решительно ушел со сцены. Нынешние школьники воспринимают Мину гораздо серьезнее. Сегодняшний зритель стал внимательнее — находит актуальные для себя мысли в каждом спектакле. По словам Евгения Романенко, на недавних показах «Шельменко-денщика» публика очень бурно реагировала на слова одного из героев: «Мы, слава Богу, живем не в Европе».

Спектакль подвергся омолаживающим процедурам




Юбилейный спектакль стал премьерным для молодых актеров: в «Мину Мазайло» ввели новый состав исполнителей на роли Мокия, Рины и Ули. В частности, 25 марта в нем сыграли Евгений Моргун, Владлена Святаш и Екатерина Матвеева.

— Мы не думали делать это специально, когда в стране такие сложности, — говорит заслуженная артистка Украины Оксана Стеценко. — Но так совпало, и мы поняли, что все сделали правильно: молодые ребята иначе воспринимают мир, но при этом очень естественно вплелись в конструкцию спектакля и очень точно играют тему. У зрителя нет ощущения, что этот спектакль — древний и «порос мхом». Это живой, настоящий, молодой спектакль.

Тетю Мотю однажды ранили


Оксана Стеценко играет в «Мине Мазайло» со студенческой скамьи, она первая и неизменная все 25 лет тетя Мотя из Курска.

— Все студенты-актеры были одного возраста, но каждый персонаж нес свою идею, — вспоминает актриса. — Я счастлива, что могу хоть до конца жизни играть роль тети Моти. Это вечный персонаж.

За четверть века шевченковцы показали 528 спектаклей «Мина Мазайло». Все эти годы комедия будоражит зрителей.

— Александр Беляцкий почувствовал время, и тема спектакля четко сработала, — считает Оксана Сцеченко. — В 1989 году начинал разваливаться Советский Союз, мы поехали с этим спектаклем на гастроли во Львов и Тернополь. На афишах был и мой портрет – исполнительницы тети Моти из Курска. Однажды, идя на спектакль, я увидела торчащий из афиши камень у меня на голове. Во время этих гастролей только во Львове мы сыграли 56 спектаклей. В разные годы во время спектаклей в Харькове тоже бывало всякое, в том числе и провокации. Случалось, зрители выкрикивали довольно агрессивные лозунги. В 1990-е годы после одного из спектаклей вдруг в одно мгновение на балконах откуда-то появились украинские флаги и люди стали кричать «Слава Украине!». Тогда режиссер сказал нам тихо: «Ребята, спокойно уходим, а то сейчас танки пойдут».

Публика подпевает актерам


Талант гениального автора пьесы Миколы Кулиша и режиссера Александра Беляцкого позволили сделать спектакль, который сейчас по своему содержанию остается очень востребованным публикой, говорит Оксана Стеценко. По конструкции, по тому, как пьеса задумывалась Александром Беляцким, постановка не изменилась ни на йоту. Через этот спектакль за два с половиной десятилетия прошло не одно поколение артистов – в нем сыграло более 150 актеров. У нас говорят: если актер хотя бы даже в маленькой роли не прошел через «Шельменко-денщика» и «Мину Мазайло», он не настоящий шевченковец-березилец.

— Пьеса остро политическая и остросоциальная. Сейчас, когда в стране большие сложности, зрители воспринимают «Мину Мазайло» особенно остро. Недавно на одном из спектаклей, когда Уля под бандуру начала петь «Нiч яка мiсячна», большая группа студентов в зале стала петь вместе с ней. Я чуть не разрыдалась, — признается Оксана Стеценко.

Раньше смеялись, теперь в зале гробовая тишина


Валерий Брылев, как и многие шевченковцы, сначала побывал в спектакле комсомольцем, но вот уже 23 года подряд играет одного из самых популярных у зрителей персонажа — Тараса.

— Тема независимости Украины была описана Кулишом еще в 1929 году, и почти столетие ничего не меняется. Публика воспринимает Тараса по-разному. Раньше люди и к «Мине Мазайло», и к моему персонажу относились больше с юмором. А теперь я обращаю внимание, что публика, особенно молодежь, стала задумываться над тем, что говорит дядя Тарас. В последние месяцы зритель реагирует на спектакль очень остро. У Тараса почти все фразы ключевые, но финальная сейчас звучит очень мощно: «А якби я навів вам сотні, тисячі справді трагічних історичних подій фактів, що б ви тоді?» И если раньше после этих слов зрители смеялись, то теперь наступает гробовая тишина.