Создать в Харькове подземный музей задумали местные спелестологи – люди, изучающие рукотворные подземелья. Помещение для будущего музея уже подобрали – под улицей Квитки-Основьяненко.

Подземелья пережили бомбежки


Фрагмент подземелий рядом с Успенским собором – один из восьми ныне известных исследователям тоннелей, расположенных в центре Харькова. Попасть туда можно из подвала соседнего с собором здания. Ход под землей ведет ведет к новому зданию горсовета, от него ответвляется тоннель, идущий под ул. Квитки-Основьяненко. Но попасть под землей в мэрию не получится – тоннель обрушен, поэтому приходится сворачивать. Еще один поворот, и через несколько десятков метров снова тупик – все тоннели заканчиваются обрушениями сводов. Вентиляции и освещения здесь нет, но дышится достаточно легко – воздух поступает через вход в туннель и частично просачивается сквозь полости в земле. Это не просто ходы – арочные кирпичные своды местами еще сохранили остатки штукатурки, хотя самим тоннелям несколько веков.

– По нашим предположениям, строилось это подземелье в последнюю четверть XVIII–первую четверть XIX века. Возвели его, скорее всего, местные купцы, – рассказывает член правления фонда содействия историко-культурным исследованиям «Дети подземелья» Игорь Денисенко. – Мы попали сюда через фрагмент подвала, который имеет отношение к Харьковскому гостиному двору, построенному как раз в это время. Вполне возможно, что тогда же началась и пробивка подземных ходов. Эти тоннели соединяли как минимум пять домовладений и, возможно, имели связь с подвалами Успенского собора.
Ширина строений более двух метров, так что здесь могут не только свободно передвигаться сразу несколько человек, но и перевозиться различные грузы, считают ученые.

– Чтобы построить даже этот фрагмент в 82 погонных метра, необходимо несколько десятков тысяч кирпичей и несколько тонн раствора, а это немалые деньги, – подсчитывает спелестолог. – Мы предполагаем, эта система могла быть длиной 250–300 метров, и за деньги, потраченные на ее строительство, можно было возвести двухэтажное здание на поверхности. Только очень состоятельные люди могли себе позволить строительство подземных ходов. Помимо этого здесь можно свободно переносить или перевозить грузы. Внутри галереи спелестологи нашли множество битой посуды, так что, возможно, вдоль стен располагались стеллажи для хранения вин. Есть версия, что именно эта система имеет отношение к харьковскому купцу Жевержееву, и на рубежев XIX–XX веков здесь могли быть винные погреба или «пивница».

Чтобы убедиться в этом, нужно добраться до оригинального пола, а это непросто – в тоннеле придется убрать более полуметра грунта, за долгие годы намытого водой.

Что будет в экспозиции – пока загадка


В разные годы подземелье использовались по-разному: купцы хранили здесь запасы к большим ярамаркам, а во время Великой Отечественной войны местные жители, а потом и военные использовали тоннели как бомбоубежища.

– По информации историков, здесь одновременно могло находиться от 200 до 1000 человек, – отмечает Игорь Денисенко. – Нужно отдать должное прочности строения — свод толщиной в 0,75 кирпича выдержал бомбежки и существует более 200 лет. Местами галерея обрушилась от времени, порывов коммуникаций или взрывов, но в целом конструкция хорошо держит давление трехметрового слоя земли.

Подземелья под городом всегда привлекали внимание ученых, впервые эти тоннели исследовали в начале XX века. Вернулись к ним спустя почти 100 лет, когда в начале 2000-х годов мэрия затеяла строительство нового корпуса горсовета. Последние четыре года харьковские спелестологи стараются расчистить фрагмент подземелий на ул. Квитки-Основьяненко для создания первого подземного музея в Харькове.

– Подобные музеи пока есть только в Киеве и Львове. В Харькове из восьми подземелий, которые значатся в кадастре, лучше всего сохранился именно этот фрагмент, – поясняет президент фонда содействия историко-культурным исследованиям «Дети подземелья» Андрей Ковалев. – Некоторые регулярно затапливаются при порывах коммуникаций, другие слишком узкие, многие сильно захламлены.

Какой будет экспозиция, спелестологи пока только фантазируют: находок, обнаруженных во время расчистки тоннелей, пока маловато, в основном это бытовой мусор: осколки бутылок посуды, обручи от бочек, гвозди, костыли. Наиболее интересная — остатки радиотелеграфического аппарата с ключем для азбуки Морзе.

– Слишком много нужно сделать, чтобы подземный музей смог принять первых гостей, – улыбается Игорь Денисенко. – Нужно расчистить помещение, получить заключение о прочности конструкций, разработать проект систем освещения, вентиляции и безопасности музея. И, конечно, найти спонсоров – скорее всего, на это понадобится несколько миллионов гривен.

Пока же спелестологи своими силами расчищают подземелья, устраивая своеобразные субботники.

– От помощи энтузиастов не откажемся, – признается Андрей Ковалев. – Очередные работы планируем провести 13 и 26 апреля.