Жители польского города Катовице захотели заменить памятник советским воинам в центре города на статую Рональда Рейгана и переименовать в его честь площадь Свободы. Эстонский парламент принял два закона — «О ликвидации запрещенных сооружений» и «О защите военных захоронений», позволяющие убрать захоронения советских воинов и памятник Солдату в центре Таллинна с глаз долой.

Кому это интересно?
Критика действий эстонских властей, с маниакальным упорством воюющих с бронзовым победителем нацизма на эстонской земле, прозвучала в ходе заседания зимней сессии ПАСЕ в Страсбурге из уст генсека Совета Европы Терри Дэвиса. Удивлен поведением Эстонии Ватикан. Премьеру Эстонии Андрусу Ансипу пришлось отвечать на вопросы о памятнике во время выступления в Лондонской школе экономических и политических наук с докладом о будущем Евросоюза. «Неужели это может быть интересно аудитории?» — удивился Ансип.
Не может не быть... «С негодованием члены Международной федерации участников движения Сопротивления — антифашистской ассоциации — восприняли сообщение о том, что парламент Эстонии принял Закон «О защите военных захоронений», который в действительности направлен на снос советских памятников в стране и «перезахоронение» останков советских воинов. Мы глубоко возмущены планируемым осквернением священных мест, хранящих память о тех, кто отдал свои жизни ради освобождения Европы от фашистского ига. Такие действия эстонских властей серьезно подрывают демократические основы Европы и противоречат ценностям европейского единения» — говорится в открытом письме премьер-министру Эстонии Андрусу Ансипу Мишеля Вандерборгта, президента Международной федерации участников движения Сопротивления, объединяющей организации бывших участников движения Сопротивления, партизан, бойцов антигитлеровской коалиции, жертв нацистского режима и антифашистов нынешнего поколения почти из 20 стран Европы и Израиля. Иллюстрируя отношение руководства Эстонии к проблеме военных памятников, Вандерборгт напоминает в письме, что летом прошлого года в эстонской деревне Синимяэ ветераны 20-й дивизии СС смогли открыть памятники бывшим эсэсовцам из Бельгии и Нидерландов.
Столь эксцентричные эскизы…
Долгие годы о второй мировой войне мы вспоминали раза два-три в год — слова благодарности ветеранам, концерты, подарки, экскурсии... В канун 60-летия Победы неожиданно оказалось, что прибалтийские страны не готовы вместе со всем миром радоваться победе над фашизмом, а Джордж Буш «признал факт оккупации стран Восточной Европы Советским Союзом» и публично «зауважал» президента Латвии за решение все-таки поехать 9 мая в стан «оккупантов» — в Москву.
Возмутительно? Немыслимо? Ну почему же. Почва для ревизии главенствующей роли СССР в разгроме фашизма уже давно подготавливалась и удобрялась — более 10 лет прошло с тех пор, как увидела свет на русском языке книга В. Суворова «Ледокол» — околоисторическая версия о том, что «Сталин хуже Гитлера», что СССР готовил нападение, но Гитлер оказался более предусмотрительным. Книгу эту Суворов-Резун заканчивал на квартире Виктора Буковского — еще одного знаменитого ренегата, живущего в Англии. И теперь это настольная книга у антироссийских политиков «всех стран и народов».
А ведь вначале, если верить информации журнала «Самиздат», еще в 1981 году от издания этой книги отказались 68 издательств в девяти странах мира. И только через четыре года, в 1985 году, к началу перестройки, французская газета «Русская мысль» («La Pensee Russe») взяла на себя миссию «просветить мир» по части новых веяний в истории, опубликовав большие отрывки из книги.
Более солидный исторический труд Эрнста Нольте, «самого спорного из немецких историков», увидел свет в 1987 году. Интересным является тот факт, что в книге «Der europеische Burgerkrieg 1917-1945. Nationalsozialismus und Bolschewismus (Европейская гражданская война 1917-1945 гг. Национал-социализм и большевизм)», вышедшей на немецком языке в Берлине в 1987 году, Нольте полностью опровергает свои же собственные труды 60-х годов, в которых он столь же убедительно доказывал, что фашизм и коммунизм разделяет пропасть: тоталитарный строй в СССР оказывал давление на жителей собственного государства ради счастливого будущего, основанного на идеях равенства и братства всех народов, а немецкий нацизм, наоборот, возжелал обескровить другие, неполноценные народы ради собственной нации.
Тем не менее в новой работе историк говорит не об извечном стремлении государств к территориальному и геополитическому господству, а о гражданской войне между либеральными ценностями «хорошего» Запада и тоталитаризмом СССР, получившего к тому времени ярлык «империи зла». Датируется начало такой войны 1917 годом. По мнению Нольте, как косвенно и В. Резуна, Европа оказалась подвержена фашизму из-за страха перед ужасами коммунизма.
Однако Нольте как историк немецкий не может об этом не знать, что пангерманистские планы вынашивались задолго до появления большевиков. За 20 лет до начала первой мировой войны канцлер фон Бюлов писал: «В будущей войне с Россией мы должны оттеснить ее от двух морей, сделавших ее великой державой, — от Балтийского и от Понта Евксинского». Бисмарк сделал на полях записки свою пометку: «Столь эксцентричные эскизы не полагается оставлять на бумаге»… Россия в этот период не была «пугалом коммунизма». Тем не менее в произнесенной Бюловом экспромтом речи в рейхстаге 6 декабря 1897 года прозвучали слова, вскоре ставшие знаменитыми: «Германию с самого начала не следует исключать из соревнования за господство над другими странами, обладающими богатыми перспективами. Те времена, когда немец одному из своих соседей уступал землю, другому — море, а себе оставлял небо, где царствует чистая теория, — эти времена прошли...»
Изживая комплексы
Но какой бы ошибочной или кощунственной ни казалась некая мысль, она имеет право на существование и опубликование. Главное, чтобы общество не утрачивало способности к анализу причин, вызвавших такую мысль.
Один из возможных побудительных мотивов пересмотра истории войны, на который указывают историки — освобождение Запада от чувства вины за фашизм. Национальные эгоизмы взращивали между двумя войнами не только государства, проигравшие в первой мировой войне. Некритичными к фашизму были и те страны, которые считаются традиционно демократическими — США, Франция, Англия, не говоря уже о Прибалтике, Польше, Румынии и других…
Так, во Франции в 30-х годах фашистский характер носило движение «Французское действие». Его сторонники в 1940 году поддержали маршала Петэна, подписавшего 22 июля 1940 года Компьенское перемирие с Германией — капитуляцию Франции. Ныне неонацистская группа с тем же названием принимает участие в террористических акциях «Организации освобождения Палестины».
Британский союз фашистов возглавлял английский аристократ, член парламента Освальд Мосли. К лету 1934 года в рядах БСФ состояло от 40 до 50 тысяч человек — представителей практически всех социальных слоев британского общества — от аристократа до безработного. Лозунгом английских фашистов было «Британия превыше всего». Организация прославилась еврейскими погромами, призывами развязать руки Гитлеру в Центральной и Восточной Европе и заключить с ним мир. Несмотря на начавшуюся войну, организация не была запрещена, только приход к власти Черчилля положил конец ее активности в Англии.
В 1985 году британский неонацист Ян Майкл Дэйвисон вместе с двумя боевиками из арафатовской спецгруппы «Отряд 17» убил трех израильских туристов на яхте в Ларнаке (на Кипре). В последние годы контакты с ООП установила британская нацистская группа «Национальный фронт»; результатом этих контактов стало создание совместной организации «Кампания за права Палестины».
Древний Ку-Клукс-Клан, забытый было в конце прошлого века, снова поднимает голову в США, а с ним и неонацисты и ультраправые всех мастей. Сегодня их опять «подогревают» антисемитизм, ксенофобия и антииммигрантские настроения. Как сообщает общественная организация Anti-Deffamation League, с 2000 по 2005 гг. численность белых протестантских экстремистских организаций в США увеличилась в среднем на 33%, а число членов Ку-Клукс-Клана — на 63%.
СССР — по крайней мере, до присоединения к нему балтийских государств и Западной Украины — был, пожалуй, единственной европейской страной, не пораженной бациллами коричневой чумы. Сегодня, правда, Россия в этом отношении не слишком отличается от Запада.
Слово, сказанное вовремя
Другой причиной пересмотра истории является «социальный заказ». Ясно, что даже во времена «холодной войны» тезис о равенстве немецкого нацизма и коммунизма не мог быть воспринят западным обществом. Слишком близка была память о войне и не истлели еще в домашних архивах европейцев газеты военного времени с восхищенными статьями о мужестве «русских», проявленном в боях за Сталинград... Тогда еще европейцы помнили, что в годы войны Толкиен списал черное царство Мордор не с СССР, а с гитлеровской Германии…
Нольте, Суворов и иже с ними оказались востребованны только тогда, когда появилась необходимость подтолкнуть к распаду СССР. Дружба народов — не пустые прежде слова скрепленная фронтовым братством, была серьезным препятствием на пути развала Союза. Поэтому и пригодились «новшества» в целях дискредитации СССР.
Главным в схеме, по которой пытаются развенчивать заслуги СССР в войне, является пакт Молотова-Риббентропа; при этом старательно замалчивается роль Мюнхенского соглашения, предшествовавшего пакту и предопределившего дальнейшую политику СССР.
Документов, говорящих об обратном, достаточно, и они прекрасно известны в США, где немецкие архивы хранились и изучались в течение двадцати послевоенных лет. Приводить доказательства из них — не будем. Для многих наших соотечественников это очевидно и без дополнительных доказательств, а поклонники «Ледокола» все равно не будут вникать в «лишние» аргументы.
Однако хотелось бы проиллюстрировать, как работает метод выборочного использования мнения историков, писателей и на заключительном этапе журналистов.
Вот свидетельство журналистки с более чем сорокалетним стажем, живущей и работающей во Франции, а прежде известной по репортажам на «Радио Свобода» — Фатумы Салказановой. По иронии судьбы интервью с ней опубликовано в той же «Русской мысли», которое первым дало жизнь «Ледоколу».
Во Франции, говорит Ф. Салказанова, «ни одна газета сегодня не решается уже публиковать статьи о том, что в России есть и что-то хорошее. Потому что ЭТО БОЛЬШЕ не принято, проводится «политически корректная» политическая линия, и преступить ее очень трудно... У меня есть знакомая правозащитница в Париже, которая внимательно отслеживает чеченские сепаратистские сайты. И, в частности, она нашла песню знаменитого чеченского барда, в которой есть слова типа: сегодня Чечня, а завтра мы берем Иерусалим... Речь идет уже о готовности оказать военную поддержку палестинским экстремистам... Она перевела эту песню на французский язык. Ни одна французская газета не согласилась опубликовать текст, ибо это было бы чревато сильным бегством людей из комитетов защиты Чечни. Вот такие факты. И иностранные корреспонденты фактически лишены права сообщать из России о повышении стипендий или пенсий, о нужных и важных правительственных решениях, то есть о положительных явлениях в России... Вернее, они имеют полное право давать эту информацию, но в печать она почему-то не попадает».
И далее: «Я работала на «Радио Свобода» до того момента, пока на «Радио Свобода» не кончилась свобода. В 95-м году ушла с этой радиостанции, хлопнув дверью. Я обнаружила, что начинается чудовищная тенденция. Как только возникал межэтнический конфликт, «Радио Свобода» предоставляло слово только одной стороне. Во время армяно-азербайджанского конфликта радиостанция почему-то заняла проазербайджанскую позицию. Может быть, потому что Азербайджан уже сближался с Турцией, а Турция — член НАТО. В конфликте между Осетией и Ингушетией поддерживали Ингушетию. Американское начальство «Радио Свобода» дало мне понять, что вопрос о распаде Советского Союза решен, теперь делается ставка на процесс распада самой России. Но вот с этим я уже, конечно, не могла мириться». («Русская мысль», № 6 (4637) от 16 — 22 февраля 2007).
Вместо заключения
Конечно, Россия надеется, что новой большой войны не будет. «Политические игры, пиар-игры и так далее здесь возможны, ради бога», — утверждает российский журналист Леонид Радзиховский. По его мнению, не существует «ни реальной, ни потенциальной ситуации, при которой Америка могла бы развязать термоядерную войну против России, либо же Россия могла бы развязать термоядерную войну против Америки и Европы» (Радио «Маяк», 21 февраля). «Нормальным дипломатическим блефом» называет Радзиховский и на-двигающуюся войну США с Ираном, хотя сведения о готовящейся операции «Иранская свобода» уже попали в британскую газету «Нью стейтсмен» от анонимного источника в дипломатических кругах, утверждающего, что американские военные уже обозначили возможные цели в Иране — военно-воздушные и военно-морские базы и объекты ПВО, а также заводы по обогащению урана в Натанзе и Исфахане и другие объекты.
На днях Польша в срочном порядке вызвала для консультаций своих послов, которые подозреваются в шпионаже в пользу России. Среди них — выпускник курсов Московского института международных отношений Казимеж Романьковский, с января нынешнего года — представитель НАТО в Кувейте, где польское посольство фактически стало резиденцией Северо-Атлантического альянса. В докладе о деятельности военных информационных служб с 1990 по 2006 годы — имена еще 90 офицеров, многие из которых проходили подготовку в СССР. Отозваны также дипломатические представители из Австрии, Китая и Турции.
«Война спит, но она может проснуться…», — говорил Януш Корчак. Как поведет себя в этой ситуации Украина? Станет на сторону сильного, но агрессивного, попытается спрятаться под «зонтиком безопасности»? Или решится сыграть роль стабилизирующего фактора в мировой политике?
Первый раз в своей истории…