Все, как обычно, началось с реформ. Пытаясь перевести экономику феодальной Османской империи на путь капиталистического развития, султаны активно привлекали для этих реформ иностранный капитал. И быстро залезли в такие долги, что в 1875 году Турция официально объявила частичное финансовое банкротство. В тщетных попытках расплатиться с кредиторами османы пытались выжать все больше налогов из нищих крестьян подвластных славянских стран. После очередного неурожая крестьяне не выдержали и восстали.

Сначала в Герцеговине, затем — в Болгарии. Посланные султаном на усмирение восставших башибузуки утопили в крови целые провинции, творили над христианами дикие зверства. Болгар резали, насиловали их женщин, мучили их детей, сжигали и грабили их села и деревни. За славянских повстанцев вступилась братская Сербия, но быстро была разбита. От окончательного разгрома ее спас только ультиматум России. Желая облегчить и улучшить положение несчастных «братушек» и не имея успехов в переговорах с султаном по этому вопросу, Россия пошла на радикальные меры, решив освободить болгар из-под османского ига силой оружия.
Благородная война с турками завершилась победой и стала одной из самых ярких страниц в истории русской ратной славы. Свои строки вписали в эту страницу и харьковчане. О том, как писались эти строки, о боевых буднях наших земляков, сражавшихся за свободу Болгарии — наш сегодняшний рассказ.
Имя 121-го пехотного Пензенского полка едва ли о чем-то говорит сегодняшним харьковчанам. А вот лет сто назад в Харькове его называли «нашим» полком. И не без оснований. Почти с самого своего формирования и вплоть до начала первой мировой войны в мирное время Пензенский полк стоял в Харькове, в Москалевских казармах. Русско-турецкая война 1877-1878 годов стала для полка первым боевым крещением.
В Болгарии, недалеко от села Гривицы под Плевной, стоит большой четырехгранный камень-памятник. Надпись на камне гласит: «Братская могила офицеров и нижних чинов 121-го пехотного Пензенского полка, павших 18 июля 1877 года». В этот день, во время второго штурма знаменитой Плевны, здесь почти целиком легла рота полка.
Штурм хорошо укрепленной Плевны не был как следует подготовлен. Не была проведена даже разведка. Пензенцы в этом бою участвовали в атаке на Гривицкий редут — укрепления турок у с. Гривицы. Под пулями и картечью стремительным броском они захватили передовые турецкие окопы, взяли приступом небольшую батарею и смело бросились к редуту. Но здесь неожиданно обнаружили, что за одним редутом скрывался второй. Засевшие в нем турки имели превосходную позицию и могли вести по русским перекрестный огонь. Под этот убийственный огонь и попали пензенцы. Поле боя покрылось убитыми и ранеными. В критический момент командир 7-й роты поручик Амосов с криком «Ко мне, мои дорогие!» бросился с шашкой наголо на турок, за ним устремилась было его рота, но тут Амосова сразила турецкая пуля и рота приостановилась. В это время к ней подбежал командир 2-го батальона майор Ковалевский и со словами «Ребята, теперь вперед за мною!» вновь увлек в атаку. На редут бросился весь второй батальон. «Это была не простая атака, а страшный ураган, летевший на турок!» — вспоминал очевидец. Вскочив на насыпь, майор Ковалевский зарубил саблей трех турок, но в ту же минуту был поднят на турецкие штыки. Мстя за убитого командира, 7-я рота бросилась вперед и доказала превосходство русского штыкового боя... Эта рота и пострадала больше всех в полку. После боя в ней осталось всего 33 человека! Был среди них и ефрейтор 7-й роты Дмитрий Шаламов. Бывший артиллерист, при мобилизации из запаса он случайно попал в Пензенский пехотный полк. Во время осады Плевны ему пришлось отличиться, вспомнив навыки своей воинской специальности.
30 августа была назначена атака турецких укреплений на «Зеленых горах» недалеко от Плевны. Пензенцы в этом бою прикрывали осадные батареи у села Радишево. Отряд под командованием легендарного генерала Скобелева захватил турецкий редут, но уже на следующий день турки его отбили и перешли в наступление. Русские батареи попали под сильнейший огонь. После того как почти вся артиллерийская прислуга полегла под пулями и картечью, Пензенский полк получил приказ выделить для замены артиллеристов солдат-добровольцев, имеющих навыки обращения с орудиями. В полку таковых добровольцев нашлось около десяти человек. Самым умелым пушкарем оказался, конечно же, Дмитрий Шаламов. Единственный оставшийся в живых у одного из орудий, он продолжал стрелять, в одиночку заменяя расчет из семи человек. Сам себе командовал, сам и исполнял команду — заряжал, наводил и стрелял. Да все с шутками и прибаутками, не обращая внимания на взрывавшиеся вокруг турецкие гранаты. Он оказался отличным наводчиком — выпущенные им снаряды рвались в самой середине наступавших турецких колонн и наносили туркам страшный урон. Но турок было слишком много. Видя, что атаку не оставить, солдаты отступили, оставив батарею. Шаламов остался на ней один и когда турки подошли совсем близко, некоторое время косил их картечным огнем почти в упор. Затем вывел из строя все пушки, чтобы не доставались туркам, и лишь после этого покинул батарею. В это время турки уже взбирались на редут…
За свой подвиг Шаламов был награжден именным Георгиевским крестом. Такой же крест получил его однополчанин, рядовой 11-й роты Алексей Осетров. Отличиться ему пришлось на печально известном Гривицком редуте. Правда, не в бою.
8 октября 1877 года Гривицкий редут атаковали союзники — румыны. Атаковали неудачно и спешно отступили, оставив на поле боя много убитых и раненых. Ночью раненые румыны громко стонали и взывали о помощи. Для спасения их были вызваны добровольцы. Правда, среди румынских солдат таких добровольцев не оказалось. Зато нашлись они в рядах Пензенского полка. С наступлением ночи несколько пензенцев перелезли через вал окопа и осторожно спустились в овраг, по которому почти вплотную подобрались к турецкому редуту.
Осетров сразу нашел среди множества трупов румынского раненого. Поволок было его к своему окопу, но турецкие часовые услышали шум и открыли беспорядочную стрельбу. Под свист пуль сообразительный Осетров с раненым румыном в руках поднялся во весь свой богатырский рост и бегом отправился к своим. По одному раненому принесли и товарищи Алексея. Повторять смелую вылазку было слишком рискованно, но Осетров не успокоился и еще раз пополз за «добычей». Через полчаса он снова вернулся с румыном. За свое спасение тот целовал руки русскому солдату…
Самым же славным боем для Пензенского и состоявшего с ним в одной дивизии Тамбовского пехотного полка, который, кстати, тоже стоял в мирное время в Харькове, стал бой у села Горное Бугарово 20 декабря 1877 года.
В этот день 4000 русских во главе с генералом Гурко отразили атаку 9000 турок. Тамбовский полк вместе с артиллерией и казаками находился на передовой линии, два батальона Пензенского полка — в резерве. С криками «Алла!» турки ринулись на тамбовцев и были встречены их меткими залпами. А рядовой Тамбовского полка Антон Росляков даже выскочил далеко вперед, заколол турецкого знаменщика, отобрал знамя и вернулся с ним к своим. При этом, несмотря на сотни пуль стрелявших по нему турок, храбрый солдат остался цел и невредим.
Когда турки стали обходить правый фланг русских, в бой вступил один из батальонов Пензенского полка и отбил наступление метким огнем. Подтянув резервы, турки с новой силой атаковали по всей линии. Подтянулся второй батальон пензенцев — и атака вновь была отбита. В это время турки уже ворвались на позиции тамбовцев и схватились с ними врукопашную. Но вскоре пожалели об этом. Отбив штыками наступление, батальон кинулся вдогонку за турками, некоторое время их преследовал, а затем вновь вернулся на позицию.
После такого отпора турки больше не решились атаковать и в спешке беспорядочно отступили, оставив на поле боя около 800 убитых и 1200 раненых. В Пензенском полу был убит 1 солдат, ранены 29 и 1 офицер. Тамбовский полк пострадал сильнее — в нем были убиты два офицера, в том числе — командир 1-го батальона подполковник Богаевский, ранены все ротные командиры, убито и ранено 206 солдат.
За этот бой оба полка получили почетные боевые награды. Тамбовскому полку достались серебряные Георгиевские трубы, 2-му и 3-му батальонам Пензенского полка — Георгиевские знамена с надписью «За Горное Бугарово — 20 декабря 1877 года».
После войны пензенцы участвовали в усмирении турок, взбунтовавшихся в Родопских горах, потом находились в Болгарии в составе оккупационных войск. Пробыв на войне более двух с половиной лет, 29 июня 1879 года, в день своего полкового праздника, Пензенский полк вернулся в Харьков.

Продолжение

В тему

К 130-летию начала русско-турецкой войны
Международная научная конференция пятые «Дриновские чтения» на тему «Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и исторические судьбы болгарского народа» пройдет на базе Центра болгаристики и балканских исследований им. Марина Дринова при Харьковском национальном университете им. В.Н. Каразина в октябре 2007 года. Об этом на заседании научного совета Центра, состоявшемся 3 марта, в день болгарского национального праздника Дня освобождения Болгарии от турецкого ига, сообщил его директор доцент ХНУ Сергей Страшнюк. По его словам, в конференции предполагается участие ученых из Болгарии, Украины, России.
С. Страшнюк также сообщил, что до конца текущего квартала харьковский Центр болгаристики совместно с Болгарской Академией Наук планирует выпустить первый номер «Дриновского сборника» — научного издания, посвященного проблемам болгаристики.
Как сообщил член правления Центра болгаристики профессор Харьковской государственной академии культуры Сергей Потрашков, заседаниями «круглого стола» харьковские болгаристы планируют отмечать памятные даты болгарской истории как минимум четыре раза в год: 3 марта — в День освобождения Болгарии от османского ига, 24 мая — в День болгарского просвещения и День славянской письменности и культуры, 22 сентября — в День независимости Болгарии и 1 ноября — в День Будителей или День национального возрождения. На заседаниях, помимо обсуждения текущей работы Центра, будут заслушиваться научные доклады, посвященные этим памятным датам.
Справка «Вечерки»

Марин Дринов (1838-1906) — болгарский и русский историк-славист, один из основателей и первый председатель Болгарской Академии Наук, организатор Историко-филологического общества в Харькове, профессор Харьковского университета. Входил во Временное русское управление в Болгарии после русско-турецкой войны 1877-1878. По предложению Дринова София была объявлена столицей Болгарского княжества. Труды Марина Дринова, посвященные заселению Балканского полуострова славянами, славяно-византийским отношениям и другим вопросам, заложили фундамент болгарской исторической науки. В феврале 2006 года был открыт Центр болгаристики и балканских исследований им. Марина Дринова при ХНУ им. В.Н. Каразина.