Одним из наиболее сложных и трудновыполнимых вопросов при осуществлении операции «Анадырь» оказался вопрос охраны и обороны морских транспортов во время перехода через океан. В связи со скрытностью операции о сопровождении их надводными кораблями ВМФ (конвоях) не могло быть и речи. Подводные лодки могли выполнять задачи сопровождения лишь на отдельных незначительных по расстоянию участках. Поэтому основная ставка была сделана на скрытность — переброску группировки войск под флагом морских торговых перевозок.

Начало

ТАСС уполномочен заявить…

В Саргассовом и Карибском морях американцы неоднократно пытались остановить наши суда и учинить досмотр, грубо нарушая правила международного судоходства. Они настойчиво запрашивали наши суда о грузах и курсе следования. Наши капитаны отвечали: кто вы и по какому праву позволяете себе останавливать советское судно в нейтральных водах. Внушительный ответ, резкий тон прекращали преследование судов, идущих по легенде с сельскохозяйственными грузами. Во многих случаях военные корабли и самолеты США долго преследовали и даже угрожали нашим судам.

Был приказ ни при каких обстоятельствах не допускать на корабли иностранцев и не давать подвергать суда досмотру. На случай захвата судна был отработан план его экстренного затопления. Об этом знали только капитан, старший механик, начальник эшелона и представитель КГБ.

Надо отметить, что за период кризиса прямого военного нападения на транспорты зафиксировано не было, оружие с советской стороны не применялось, хотя были случаи предупредительного огня перед курсом советских судов и попытки тарана военными кораблями США.

Нарастание интенсивности движения советского торгового флота на Кубу летом 1962 года привлекло внимание разведок блока НАТО. Начались провокационные облеты наших судов самолетами и сопровождение военными кораблями, главным образом США. Их интенсивность возрастала по мере осложнения обстановки в районе Карибского моря.

Поэтому 11 сентября 1962 г. было опубликовано Заявление ТАСС, в котором сообщалось, что СССР оказывает поддержку Кубе в военной области, но «Советскому Союзу не нужно перевозить ни в какую страну, например на Кубу, имеющиеся в его распоряжении средства для отражения агрессии и нанесения контрудара. Наши ядерные средства столь могущественны по своей поражающей силе, и … имеются столь мощные ракеты для переноса ядерных боеголовок, что нет необходимости искать место для их развертывания в любом пункте за пределами Советского Союза».

Дезинформировала мировую общественность и советская пресса, сообщавшая о том, что торговые суда увеличили количество рейсов на Кубу с продуктами питания, медикаментами и т. д. Например, газета «Заря востока» сообщала о том, что лайнер «Адмирал Нахимов» с туристами (2000 человек) на борту следует на Кубу. В действительности на борту судна находился личный состав ракетного полка.

«Механизаторы»

Скрытность передвижения войск обеспечивалась и с прибытием на Кубу. Каждое судно, прибывавшее на остров, встречала штабная группа на рейде, а иногда и на подходах к Кубе. Она разъясняла порядок разгрузки оружия и техники, необходимость соблюдения скрытности и мер маскировки, затем покидала судно, чтобы встретить его в порту назначения для обеспечения своевременной и безопасной разгрузки и последующего сопровождения воинских частей к местам их дислокации. Из-за сложной оперативной обстановки судам иногда приходилось менять порты назначения.

Перемещение войск на Кубе в гражданском платье выдавалось как прибытие специалистов народного хозяйства с техникой. Оружие поступало под видом народнохозяйственных грузов, так как на Кубе в это время велись поиски нефти, железа, никеля, фосфатов нашими специалистами. Ввозили сельскохозяйственную технику, специалистов-механизаторов и многое другое. И войска как бы вклинивались в эти перевозки.

С высадкой войск были проведены подготовительные мероприятия по их изоляции от местного населения, по предотвращению шпионской и диверсионной деятельности со стороны контрреволюционных и враждебных элементов, обеспечению скрытости при выгрузке, выходе из портов в назначенные пункты дислокации и базирования.

До разгрузки судов территория портов, в том числе и с моря, тщательно проверялась, а затем выставлялась охрана, выделяемая кубинскими РВС. Со стороны моря порты охранялись отдельными огневыми точками кубинцев, расположенными на побережье у входа в бухту, и патрулировались сторожевыми катерами.

Выгрузка тяжелой боевой техники, ракет и ядерных боеприпасов производилась только в ночное время при полном затемнении кораблей и портов. Во время разгрузочных работ внешние подступы к портовым объектам охранялись специально выделенным горнострелковым батальоном. Внутри ограждения портов охрану обеспечивал личный состав прибывших подразделений и оперативные работники штаба группы войск. Подступы к пирсам со стороны моря охраняли боевые корабли. Через каждые два часа кубинские водолазы проверяли подводные части судов и дно гавани на предмет наличия мин, которые могли быть поставлены диверсантами.

Передвижение войск по территории Кубы также осуществлялось только в темное время суток. Места дневных стоянок выбирались с учетом возможности укрытия от визуальной разведки, они тщательно охранялись кубинскими войсками, имитировавшими учения. Остановка колонн в населенных пунктах не разрешалась. После ухода колонны уничтожались всякие демаскирующие предметы.

В тех случаях, когда невозможно было скрыть вооружение из-за его размеров и конфигурации, скажем ракеты Р-12, самолеты, вертолеты, по договоренности с кубинской стороной наши военнослужащие переодевались в кубинскую военную форму. А в газетах сообщалось, что в данном районе проходят учения. Чтобы не выдать себя на маршрутах следования, запрещались всякие разговоры. Разрешалось давать лишь две команды на испанском языке: «Аделанте!» — «Вперед!» и «Паре эль кочо» — «Остановить машины».

Наименование соединений и частей, воинские звания, особенно в присутствии посторонних, произносить строго запрещалось. Солдаты и офицеры обращались друг к другу по именам. Приказы и распоряжения начальников передавались в устной форме лично или через офицеров соответствующих отделов и служб; работа радиотехнических средств в период сосредоточения войск не проводилась. Строго ограничивался выезд личного состава из района расположения частей.

В этой роще… банановой

Для сопровождения колонн кубинское командование выделяло сопровождающих и охрану, а на опасных участках по маршруту движения выставлялись посты и засады из состава кубинской армии и советских подразделений. При движении колонн с наиболее ответственными грузами дороги перекрывались. Так, ракетная техника и грузы ракетных полков перевозились в позиционные районы небольшими колоннами следующим образом:

— точное время выхода колонн с ракетами определялось командиром дивизии, но заранее не объявлялось;
— маршруты движения колонн с ракетами на всем протяжении перекрывались силами кубинских воинских частей и милиции;
— за час-полтора до начала движения колонн с ракетами уходила по ложному маршруту специально сформированная колонна кубинских большегрузных машин, трейлеров.
Оптимальное построение колонн было следующим:
— в голове колонны шли мотоциклисты с радиостанциями для связи с командованием и штабом дивизии;
— кубинская автомашина, в которой находились оперативный работник, переводчик и охрана;
— две легковые машины руководства колонной;
— машина прикрытия ракет и сами ракеты;
— подъемный кран и запасные тягачи;
— машина прикрытия с кубинской охраной;
— машина замыкания (техническая помощь);
— в хвосте колонны — мотоциклисты с радиостанциями.

Расположение войск в условиях Кубы было связано с многочисленными трудностями. Лесные массивы, используемые для естественной маскировки войск, оказались небольшими, состоящими, как правило, из редких пальмовых рощ или сплошных зарослей кустарников, и не обеспечивали маскировку боевых позиций — и прежде всего ракетных войск, войск ПВО от воздушной разведки американской авиации. В них не было свободного движения воздуха, а в результате — высокая влажность, нестерпимые духота и зной.

Инженерное оборудование районов дислокации воинских частей производилось с учетом организации защиты гарнизонов от возможного нападения контрреволюционных банд и диверсантов. Они были обнесены сплошным проволочным забором, по всему периметру оборудованы малозаметным проволочным ограждением со звуковыми и световыми сигнальными ракетами, а на опасных направлениях были вырыты окопы полного профиля.

Большое внимание при инженерном оборудовании позиционных районов ракетных частей было уделено устройству сложных заграждений, так как близость американского континента, открытая со всех сторон морская граница не исключали засылку и действия диверсионно-разведывательных групп вероятного противника.

Американская шпионская сеть раскрыта

Огромную помощь нашим военнослужащим оказывали кубинские военные в вопросах скрытности дислокации войск. Они установили строгий пропускной режим проезда и прохода кубинских граждан около наших объектов, а у ракетных, зенитных подразделений, кораблей ВМФ выставили охрану. Таким образом, многие важные военные объекты имели двойное кольцо охраны: внутри охрану и оборону несли советские подразделения, внешнюю охрану обеспечивали подразделения кубинской армии и народной милиции.

Подозрительные лица из числа кубинских граждан, находившиеся в непосредственной близости к военным объектам, задерживались и препровождались в местные органы милиции.

С первых же дней пребывания на Кубе наладились тесные взаимоотношения с кубинскими органами государственной безопасности.

Совместная работа принесла первые плоды. Наша радиоконтрразведывательная служба засекла выход в эфир агентурного передатчика в особом режиме, когда выход в эфир осуществлялся буквально на мгновение, как бы выстреливался (у кубинцев радиоконтрразведывательной службы еще не было). Удалось запеленговать агентурный радиопередатчик и захватить с поличным резидента ЦРУ Клемента Инклана. У него были изъяты сверхбыстродействующий радиопередатчик, автоматический шифратор новейшей модификации, средства тайнописи, два пистолета системы «Браунинг», фотоаппарат «Минокс», фальшивые документы, авторучка-пистолет и 14 тысяч золотых песо.

По вопроснику для сбора шпионской информации можно было представить, что в круг интересов американских спецслужб входило все. В частности, предлагалось выяснить, что означают крупные и мелкие клетки на рубахах советских военных инструкторов и может ли персонал бронетанковых частей носить рубашки того же цвета и рисунка, что и военные инструкторы, действительно ли офицерский состав носит спортивные рубашки в более мелкую клетку, чем солдаты.

Была раскрыта и крупная нелегальная подпольная организация, которая именовалась «дивизией Нарцисса Лопеса». Вся Куба была поделена ею на семь зон. Во главе каждой зоны стоял резидент. В ходе операции по ликвидации «дивизии Нарцисса Лопеса» было захвачено 237 членов этой организации, из них 4 майора, 17 капитанов, 7 первых лейтенантов, выявлены девять складов оружия, большие суммы долларов и золотых песо. Этой операцией был нанесен существенный удар по шпионажу на всей территории Кубы…

В советских частях и подразделениях продолжалась активная и систематическая работа с личным составом по вопросам бдительности, сохранения военной тайны. В различных формах пропаганды до солдат и офицеров доводилась военно-политическая обстановка как вокруг Кубы, так и на кубинской земле, акцентировалось внимание на вопросах боевой готовности и высокой бдительности. В пропагандистских выступлениях участие принимали, кроме командиров и политработников, армейские сотрудники КГБ.

Осуществлялся систематический контроль за работой секретных делопроизводств и за соблюдением офицерами правил работы с секретными документами. Существовала еще одна, крайне непопулярная среди всего личного состава мера — запрещение переписки с родными на первом этапе пребывания войск на Кубе. Возможно, она и способствовала скрытности проведения операции, однако очень тяжело переносилась как рядовым, так и офицерским составом. Пять-шесть месяцев без известий от семей, родителей, естественно, не поднимало морального духа состояния войск.

В целом, мероприятия по скрытности позволили в значительной мере сохранить в тайне размеры проводимой операции, количество и состав прибывающих войск.

Продолжение