У меня зазвонил телефон: «Это — Игорь Березюк. Я приглашаю вас к себе на выставку» — «А как я вас узнаю?» — «У меня за спиной будут крылья. Цвета фламинго».

Признаюсь честно: почти случайно занырнув на выставку из мира реальности, все-таки восприняла слова Игоря Березюка буквально, к аллегориям не была готова и ждала эпатажа — настоящего розового оперения у него за спиной. Но крыльев не увидела и протянула разочарованно: «И где же обещанные крылья?»
— Они — у меня за спиной, — заверил Игорь Березюк. — Я могу себе позволить надевать крылья и летать. Это мое право и моя свобода, это единственное мое невыкупаемое и самое дорогое — когда я решаю, жить мне или умирать, летать или ползать. Я думаю, что этот выбор Господь предоставил именно человеку. И каждый выбирает для себя — идти ли ему за своей звездой или искать камешки на дне морском.
Так началось знакомство с выставкой Игоря Березюка под названием «Красота и величие космоса». Игорь Березюк — не только художник: он поэт и композитор. Устраивает собственные выставки, дает концерты на Украине и в России. Игорь Березюк — автор более 250 песен. Он поет их сам, под гитару, песни звучат и в исполнении детского и западно-украинского хора.
Итак, о его выставке. Начало экспозиции — морские пейзажи. Игорь Березюк — биолог по образованию. Пять лет отдал морям и океану: занимался научной работой, изучая рыбные скопления. Игорь участвовал в экспедициях на подводных лодках и в батискафах на Северном Ледовитом океане, побывал на Черном и Азовском морях. Игорь Березюк уверяет, что когда погружаешься в водную бездну — тьма перемежается со вспышками света, но главное — там, на глубине, звучит органная музыка Баха.
Море на картинах Березюка, конечно, неспокойное. «Это передает мой характер, — говорит Игорь. — Когда есть экстрим, сила, мощь и космос — это для меня колоссальное сочетание, вся палитра от полного покоя до полного взрыва. Я наблюдал за океанскими глубинами в иллюминаторы, как из космического корабля за космическими безднами. Из хаоса рождается звезда. Мы живем на островах, но когда месяцами видишь горько-соленую воду от края до края — это просто потрясает». Тем не менее спустя долгие-долгие месяцы плавания корабль воспринимается как плавучая тюрьма и просто сходишь с ума, рассказывает Игорь Березюк и цитирует собственное стихотворение:
— В отчаянье мимо
проходят дни,
Моя половина меня не находит.
Я снова один на большом
пароходе
Неразделенной любви.
А чайки смеются и зол капитан,
И грудь защемило клешнею краба.
Большой океан,
но верится слабо,
И хочется бросить все к чертям.
Чтобы сократить «срок» — Игорь Березюк писал в море картины, стихи и песни. Но, возвращаясь на сушу, тосковал по «большой» воде, чувствуя себя дельфином, и снова рисовал морскую и космическую стихию, живя в них. Главное — быть счастливым, говорит Игорь. А для этого нужна любовь, которая есть творчество, красота, свет. Даже когда на небе тучи — все равно ведь знаешь, что есть солнце.
— А вам не бывает тоскливо?
— Бывает. Жизнь — это поиск, эксперимент. Скука — это когда сходишь со своего пути. Кризис заставляет меня ставить цели, я выкарабкиваюсь и снова пускаюсь в поиск. Пока я ищу — я живу. Я все время нахожусь в поиске того состояния, которое делает меня счастливым, гармоничным. Эти оболочки, сущности подчинены моей сверхзадаче — духовной и влюбленной. И я как самодостаточный человек, как проявление всего сущего буду двигаться в потоке этого света.
На выставке вслед за морскими следуют горные пейзажи, а дальше на полотнах — космос. Потрясающий, живой, разноцветный, с бесчисленным скоплением галактик.
— Я выбираю то, что мне нравится. А мне нравится вперед и вверх. Хотя и морские камешки собираю с удовольствием. Потому что в каждой песчинке отражается красота мира, а в каждой капле росы — вся Вселенная. И это наблюдать, видеть — в людях, цветах, в частичке земли — приятно.
— А что же у вас все-таки было вначале — картины или музыка?
— Думаю, что и звук, и цвет — это вибрация, и они неразделимы. Все разнообразие звучания космоса изначально — это вспышка цвета. Разделение на женщин, мужчин, звуки, запахи, цветы — это все условность нашего восприятия. Я думаю, чтобы летать — и это мне иногда удается, я становлюсь единым с цветами, с небом, звездами, и я глубоко счастлив. И я забываю об этом скучном парне, который иногда жалуется на какую-нибудь житейскую ситуацию. Я становлюсь цветком. Или, например, муравьем — ползу себе по зеленому тропическому лесу. Именно это мы ищем в единении с природой, живописью, музыкой. Это самое нормальное состояние человеческой души, когда люди поднимают голову к звездам, удивительным галактическим цветам. Космос внутри нас: со звучанием, рождением новых Вселенных. Наша планета — космический корабль, который летит с огромной скоростью, а мы — космонавты в скафандрах.
На том и расстались: Игорь остался в космосе своих картин и стихов, а я, полетав с ним по Вселенной, вернулась на собственную орбиту, снова нырнув в суетную, но все-таки космическую пучину мегаполиса.