Недавно специалисты контрольно-ревизионного управления в Харьковской области завершили проверку использования средств из трех социальных фондов, действующих в регионе. Оказалось, что самые странные вещи в 2003-2004 гг. происходили при финансировании деятельности центров занятости.

Перечисление всех выявленных странностей заняло бы много места на полосах нашей газеты, поэтому предлагаем читателям несколько наиболее ярких примеров. Но сначала следует привести для сравнения кое-какие интересные цифры. Если в 2004 г. фонд по утрате трудоспособности (один из трех проверенных) при доходе в 210 млн. грн. тратил на собственные нужды лишь 6 млн. грн. (2,9 %), то фонд занятости — целых 29,7 % (38 млн. из 128 млн. грн.). Как вы думаете, на какие нужды идет почти треть доходов? Результатами проверок поделилась Ирина Епиченко, начальник отдела облКРУ по контролю в сфере охраны здоровья и социального обеспечения.
При анализе цен, по которым Харьковский областной центр занятости централизованно получал материальные ценности, оказалось, что намного дешевле было купить товар на месте, в самом Харькове. Например, в сентябре 2003 — июле 2004 из Государственного центра занятости пришло 138 мониторов LG по цене 776 грн. каждый на общую сумму около 107 тыс. грн., а в марте 2004-го самостоятельно покупали аналогичные мониторы по цене 525 грн. (экономия на каждом мониторе — больше 250 грн.). Схожая ситуация и с покупкой источников непрерывного питания, только разница была меньше «мониторной» — 2053 грн. и 1962,5 грн. В итоге только офисная техника обошлась в лишние 30 тыс. грн.
Интересно, что количество компьютерной техники, которой располагают центры занятости, намного превышает необходимое. Всего руководителей и специалистов в службах занятости Харьковской области насчитывалось (на момент проверок) 698 человек, а персональных компьютеров для них — 747 штук. Несмотря на то, что работникам Харьковского областного центра занятости не предусмотрено фирменной одежды, ее получили 1106 комплектов на общую сумму почти 385 тыс. грн. Еще 2775 грн. служба занятости потратила на кадоскоп с переносным экраном, который сотрудники Дзержинского районного центра занятости не используют до сих пор. Причина — не проводился инструктаж.
Другого рода странности происходили в полиграфической сфере деятельности служб занятости региона. В централизованном порядке из Государственного центра занятости в Харьковский областной центр поступили по 100 тыс. экземпляров таких буклетов, как «Права, обязанности и ответственность», «Если вы зарегистрированы в государственной службе занятости», «Клиентам службы занятости: обучаем» и «Советы тем, кто ищет работу». При этом официально статус безработного имели на тот период немногим более 50 тыс. человек. Перебор — двойной. Отдельно Харьковский областной центр занятости получил 35 тыс. «В мире профессий» и 20 тыс. «Индивидуальная форма обучения под конкретное рабочее место». Исходя из того, что профподготовку и переподготовку проходит в среднем порядка 8 тыс. человек, реальная потребность в брошюрах преувеличена в несколько раз.
Об отсутствии единой политики в использовании капиталовложений свидетельствует и ряд покупок помещений под службы занятости. Судите сами. 2002 год — помещение для Киевского районного центра занятости, 2003 год — для Червонозаводского центра занятости (всего на сумму около 1,5 млн. грн.); а 2004 год — начато строительство многоэтажного здания (на сумму свыше 22 млн. грн.) для всех районных центров занятости города Харькова. Причем, как выяснилось впоследствии, жилой дом, купленный у частного лица в 2003 году, по независимым экспертным оценкам, вместо уплаченных 450 тыс. грн. «тянет» лишь на 172,9 тыс. грн.
Отдельные нарушения обнаружены при сотрудничестве службы занятости с одним из бизнес-клубов, который фактически присвоил более 75 тыс. грн. Не говоря уже об уплаченных за ремонт автомобиля 22,2 тыс. грн, на которые в то время (2001-2003 гг.) можно было купить почти новое транспортное средство. Бизнес-клуб «подлатался» и за счет рабочих, направляемых сюда центрами занятости, как полагается, с оплатой первого года работы через фонды занятости. Вот только потом работники уходили «за згодою сторін», и бизнесменам, которыми теперь занимаются правоохранительные органы, собственные деньги платить не приходилось.