Весной 2006 года в Харькове произошли взрывы. "Скорые" увезли в больницы пострадавших людей. В городе из-за слухов в предпасхальный день закрывались магазины. То, что казалось голливудской фантастикой, оказалось реальностью. Виновные во взрывах были приговорены судом к лишению свободы. Корреспондент "Вечерки" узнал подробности раскрытия преступления.

Спецслужба задание выполнила
С самого начала, с того дня, когда произошел первый взрыв на Салтовке, в контексте ситуации постоянно звучала аббревиатура «СБУ». Служба безопасности Украины выезжала на все происшествия, ее сотрудники участвовали в осмотрах искореженных супермаркетов Алексеевки. Но, после того как двое «взрывников» оказались задержанными, о проделанной этой службой работе особо не распространялись. Автору статьи, как журналисту и гражданину, было важно узнать, что же делала спецслужба для раскрытия этого преступления, кроме того, сопоставляя опубликованные ранее факты, невольно замечаешь некоторые «нестыковки»… Долгое время работники СБУ ограничивались формулировкой: «Наша служба со своей частью задачи справилась полностью». Но на днях все-таки согласились дать интервью.
Беседа с заместителем начальника УСБУ в Харьковской области Александром Чередниченко, посвященная всем еще не озвучивавшимся в прессе аспектам раскрытия этого дела — редкая возможность для журналиста. Правоохранитель говорит, что дело о взрывах в супермаркетах СБУ вело совместно с милицией с самого начала:
— СБУ вместе с иными правоохранительными органами занимается расследованием всех случаев применения преступниками взрывных устройств. Украинское уголовное законодательство трактует понятие «терроризм» совсем не так, как, скажем, американское. Там этим термином может быть описано множество преступлений, вплоть до нападения на военного. У нас же терроризмом считаются только те действия, которые направлены на принуждение государственной власти выполнить то или иное требование или на запугивание общества. Как только выяснилось, что мотивом действий «взрывников» было получение материальной выгоды — непосредственно производством уголовного дела занималась милиция. Но, тем не менее, необходимо было найти, задержать и допросить преступников, а всю предоставленную ими информацию — тщательно проверить. Когда только происходит взрыв — неясно, с какой именно целью совершено преступление, и нельзя исключить возможности того, что город может стать объектом атаки со стороны террористов.
— Александр Юрьевич, изначально милиция возбудила по факту взрыва в супермаркете на Салтовке дело по статье «хулиганство». Почему же Управление СБУ им занималось?
— По фактам классификации и переклассификации этого дела в прессе было много кривотолков. На самом деле СБУ отрабатывает каждую ситуацию, в которой изначально есть основания предполагать терроризм. В этом случае город Харьков впервые столкнулся с циничным использованием взрывчатых веществ в людном месте. За годы независимости Украины таких происшествий не фиксировалось. Мы подозревали, что цели взрывов были террористическими, однако это не подтвердилось. Девять лет назад мы раскрыли чем-то похожее дело: группа молодых людей совершала поджоги зданий различных общественных и партийных организаций, забрасывая через окна бутылки с зажигательной смесью. Преступников тогда также удалось быстро разоблачить и задержать, сейчас они уже отсидели срок и вернулись на волю, однако освобождение их бывшего лидера произошло уже после взрывов в супермаркетах…
— Незадолго до взрыва на Салтовке, на Малопанасовском переулке в шине рядом с продовольственным магазином сработало взрывное устройство, были повреждены витрины, к счастью, ЧП случилось до открытия торговой точки, так что никто не пострадал. Связано это преступление с деятельностью разоблаченных «взрывников»?
— Нет, тип взрывного устройства не соответствует тому, который использовали Андрей Разумный и Роман Чындак-олл.
— Как Управление «вошло» в дело о взрывах в супермаркетах?
— 19 марта в помещении универмага «Сельпо» прозвучал взрыв. Незадолго до этого неизвестные позвонили в милицию и сообщили о готовящемся преступлении. В момент взрыва покупатели и персонал были уже эвакуированы. К счастью, и охрана супермаркета, и СБУ, и МВД, и МЧС сработали оперативно, отнеслись к сообщению со всей должной серьезностью. В помещение в момент инцидента входили взрывотехники, которые собирались приступить к обследование объекта.
— А если бы они были рядом со стеллажом, на котором располагалось взрывное устройство?
— Тогда могли бы получить серьезные травмы. Взрывное устройство было замаскировано под обычный пакет из-под сока и поставлено среди таких же по виду пакетов. Заложенное устройство было безоболочным, но так как оно находилось, что называется, в самой гуще товаров, ущерб оказался значительным: была повреждена даже крыша помещения, обвалились полки, было испорчено много продуктов питания. Могли пострадать и люди. К счастью, этого не произошло, но с 19 марта работники Управления работали практически круглосуточно и без выходных, а из Киева прибыли сотрудники центрального аппарата СБУ, которые ранее занимались подобными делами — нам в помощь…
Версии
— Что же делали ваши сотрудники?
— Изначально расследование этого дела пошло по двум главным путям. Первый — анализ самого взрывного устройства. Мы проводили сравнение взорвавшегося устройства с теми, которые применялись преступниками ранее в других регионах страны и в других государствах. Вторым главным путем стал поиск мотивов — анализ ситуации с самим супермаркетом «Сельпо». Отрабатывались все бывшие сотрудники, все не принятые на работу, уволенные, родственники сотрудников, все конфликты, угрозы, обиженные покупатели, конкуренция между фирмами и так далее. Версия, что злоумышленники пытаются шантажировать супермаркеты, также рассматривалась. И эта работа была титанической, сами понимаете, пришлось проанализировать очень много информации. Кстати, она принесла результат, так как в конечном итоге оказалось, что один из злоумышленников является родственником сотрудника сети супермаркетов. Именно из-за этого обстоятельства злоумышленниками и были выбраны магазины «Сельпо» — один из преступников знал о них больше, чем об остальных.
— Но милиция сообщает, что на взрывы пара подельщиков пошла из-за того, что администрации магазинов не ответили на письма…
— Действительно, Разумный и Чындак-олл говорят, что они якобы отправили семь писем, получили пять ответов и «обиделись» на два магазина, которые их проигнорировали. На самом деле эти письма не были отправлены. Дело в том, что оба подельщика склонны к алкоголизму. Нельзя сказать, что спиртное вызвало у мужчин полное разложение личности, но они были близки к этому. Каждый эпизод совершался после «возлияния» «для храбрости», и после каждого действия мужчины «закрепляли успех» в ближайшем киоске. Кроме того, в Интернете они до этого никогда не работали. То есть первые несколько писем они по какой-то технической причине просто не смогли отправить. Скорее всего ошиблись в адресе, ведь даже одна неправильно поставленная буква, один знак не позволяет почтовой программе доставить письмо адресату. Позже Андрей Разумный стал при отправке сообщений пользоваться услугами молодых людей, разбирающихся в компьютерной технике, но к тому моменту список «потенциальных жертв» у него сократился с семи до четырех. Почему преступники решили, что «Юси» и «Сельпо» им отказали — до сих пор остается загадкой. В ходе следствия оказалось, что злоумышленники планировали взорвать еще один супермаркет, причем его администрация также не догадывалась, что ей предъявляются финансовые требования. Если бы письма были отправлены, нам было бы гораздо проще задержать обоих преступников, возможно, даже до совершения первого взрыва в марте 2006 года.
— Может, просто коммерсанты не захотели сотрудничать с правоохранительными органами?
— В данном случае уверенность в том, что письма действительно не были отправлены — полная. Это установлено стопроцентно. Что же касается содействия со стороны предпринимателей и сотрудников супермаркетов, то действительно с этим поначалу были проблемы. После салтовского взрыва работники конкурирующих сетей супермаркетов некоторое время действовали по принципу «наша хата с краю»… Они неохотно предоставляли информацию, думая, что раз взрывы произошли не у них — это вовсе не их дело. Думали, что идет конкурентная борьба между супермаркетами (пресса подогревала эти слухи), и старались в нее не вмешиваться. Есть уверенность, что ряд сотрудников супермаркетов мог на самых ранних этапах следствия оказать существенную помощь, но не сделал этого… Однако следует отметить, что помощь нам в этом деле искренне оказывали сотни людей: и бизнесмены, и работники магазинов, и сотрудники Интернет-салонов, и Интернет-провайдеры, и простые граждане. Особенно стали помогать после того, как пострадали люди. Все поняли, что опасность касается не отдельных супермаркетов, а всего города, всего общества в целом.
Злодеев выдал Интернет
Версия, что в Харькове орудуют террористы, проверялась на самом высоком уровне. Заместитель начальника Управления СБУ в Харьковской области рассказывает:
— Проводился мониторинг информации в СМИ в отношении международных террористических организаций, проверялось, нет ли в них ссылок на харьковские события, нет ли соответствующих заявлений у связанных с терроризмом политиков иностранных государств. Ведь Украина участвует в миротворческих операциях в различных государствах с нестабильной политической ситуацией, где постоянно происходят теракты. Мы столкнулись с проблемой «пустоты» — пришлось отрабатывать сотни версий, практически не имея первоначальной информации.
— Как-то слабо верится, что двое в принципе малообразованных людей смогли самостоятельно провернуть такое технически сложное дело без чьей-либо помощи…
— Да, им помогали. Причем один из «взрывников», по-моему, дай Бог, чтобы сумел отличить телевизор от компьютера. А вот Разумный кое-что понимает, но, по моему глубокому убеждению, самостоятельно даже письмо вряд ли бы смог отправить по нужному адресу. Они подходили к одним людям, к другим, спрашивали, как отправить письмо, просили набрать адрес, помочь набрать какой-то текст, спрашивали, как открыть ту или иную Интернет-страницу. Люди, которые им помогали, впоследствии оказали правоохранительным органам содействие и в разоблачении, и в уличении преступников, они оправдывали свои действия тем, что не подозревали о намерениях случайных знакомых.
— Так что, угроз магазинам не было вообще?
— Непосредственно перед выборами в адрес нескольких харьковских супермаркетов пришли требования о выплате денег на счета некоей партии «Не Мы», которая якобы действует на Украине подпольно.
— Почему преступников не задержали сразу же, по банковским счетам?
— У них не было счетов в банке.
— Как?!
— Как выяснилось впоследствии, оба боялись разоблачения и потому до конца так и не придумали механизма передачи денег. Они писали о счетах в банке, намекали на их существование, но на самом деле собирались впоследствии, сильно запугав «клиентов», купить мопед, вызвать директора супермаркета на какую-то дорогу с сумкой денег, выхватить сумку и уехать с деньгами. То есть сам преступный замысел был гораздо сложнее, чем его предполагаемая развязка — насмотрелись голливудских фильмов…
— Получение таких писем магазинами — факт, опровергающий версию о терроризме?
— Нет, наоборот, как только поступила информация об этом, мы получили как бы косвенное подтверждение террористических намерений преступников, так как они, думая тем самым отвести от себя подозрение, представлялись представителями целой политической организации. Было установлено, что никакой политической партии с таким названием никогда не существовало и не существует сейчас. Мы поняли, что преступники «путают след». Главной зацепкой стало место отправки электронных писем.
— Неужели это можно «вычислить»?
— Современные технологии позволяют определить, с какого именно компьютера было отправлено электронное сообщение. Пытаясь остаться безнаказанными, преступники каждый раз отправляли новое электронное письмо из другого Интернет-кафе, собственно это и помогло их разоблачить. Они выбрали несколько кафе по городу и переходили из одного в другое. А в такие кафе ходит обычно одна и та же публика: дети, увлекающиеся компьютерными играми, студенты, пишущие рефераты, пользователи Интернет-телефонии и так далее. Двое новичков, едва разбирающихся в клавишах, разумеется, не могли не привлечь внимания завсегдатаев. Уже через несколько дней у нас был словесный портрет обоих подозреваемых. Оставалось несколько часов до нашего знакомства с Интернет-вымогателями, во время следующей же рассылки сообщений мы приготовились их задержать, для этого даже привлекли силы соседних областей. Мы уже имели представление о внешности «взрывников», об их возрасте и уровне образования, с достаточной степенью точности знали их «психологические портреты».
— Откуда?
— Это позволила узнать экспертиза присланных сообщений, над которой трудились специалисты-психологи и другие профессионалы. До задержания преступников оставались считанные дни, когда прозвучали взрывы — злоумышленники решили еще раз напомнить о себе и подтвердить серьезность своих намерений 22 апреля, в предпасхальный день…

Продолжение