Гость редакции «ВХ» – первый заместитель директора по научной работе научно-исследовательского учреждения Украинский НИИ экологических проблем профессор кафедры экологии ХНАДУ Александр Васенко.

Заповедники оградят от захватчиков


– Александр Георгиевич, здравствуйте. Меня зовут Наталья. В нашей области немало лесов. А много ли у нас заповедников?

– В Харьковской области заповедные территории очень незначительны – их в 1,5-2 раза меньше, чем в среднем в Украине, не соответствуют эти площади и требованиям заповедности Европейского союза. Процент заповедности по Украине составляет в среднем 6,2%, по Харьковской области – 2,36%, а в ЕС – 10,0-12%, Поэтому одним из показателей готовности страны вступить в ЕС станет расширение заповедных территорий в области. При этом очень важно четко обозначить их границы по периметру специальными знаками (аншлагами, знаками, межевыми знаками), которые подтвердили бы то, что земли включены в состав природно-заповедного фонда. До сих пор границ заповедных территорий практически не было, отсюда – регулярные факты самозахвата и нарушения границ заповедных зон.

Сейчас в нашем институте разрабатываются три национальных парка (Двуречанский, Слобожанский и Гомольшанский), устанавливаются границы, идет обоснование территорий – и я надеюсь, что уже в ближайшее время процент заповедности территории области приблизится хотя бы к общеукраинским стандартам. До официального закрепления заповедных территорий В земельных кадастрах остается опасность их захвата, и возврат их будет практически невозможен.

Заповедные территории не просто необходимы, а жизненно необходимы. Без сохранения части территорий и природных экосистем, с одной стороны, невозможно комфортное существование человека (это значит, что они должны быть не просто чистыми и здоровыми, но и красивыми, с привлекательными ландшафтами). С другой стороны, невозможно существование оставшихся на планете видов живых организмов.

– Интересно, а как обстоят дела с водоемами?

– Ситуация с с водоохранными зонами аналогична: они застроены буквально до кромки воды, ведь фактических ограничений, когда границы не вынесены в натуру (то что мы назвали отсутствие – «колышков»), нет. Между тем очень важно сохранять не только заповедные территории, но и территории, которые относятся к путям миграции животных. Есть такое понятие – экологическая сеть, которая проходит по поймам рек, и часть общеевропейской сети проходит и по территории Харьковской области. Это пути миграции, по которым многие живые организмы – животные, птицы, рыбы, насекомые – мигрируют, и это очень важно для их жизнедеятельности. Если мы эти места разрушаем, резко влияем на биологическое разнообразие, в том числе и на занесенных в Красную книгу Украины и мира видов животных.

В Харьковской области нет опасных радиоактивных свалок


– Добрый день, Александр Георгиевич. Вам звонит Станислав. Я живу недалеко от села Полевая Дергачевского района, где на полигоне хранятся радиационные отходы. Мне хотелось бы знать уровень радиоактивности в нашем районе и в области в целом. Когда я учился в школе, медкомиссия у многих детей обнаружила заболевания щитовидки. Я связываю это с близостью полигона с радиоактивными отходами.

– В нашем институте есть система раннего оповещения Гамма с множеством датчиков, поэтому мы постоянно получаем информацию о местах превышения радиационного фона в режиме онлайн. Это касается и мест захоронения отходов, и атомных электростанций, и институтов области, которые работают с радионуклидами и другими радиоактивными веществами. Сведений о превышении фоновых значений по показателям радиоактивности в области в целом нет. Что касается села Полевая, то, действительно, в этом раионе размещен межобластной спецкомбинат по захоронению радиоактивных отходов. В последние годы внештатных ситуаций здесь не зафиксировано. На территории спецкомбината выполняется моноторинг возможных влияний на окружающую среду. В то же время было бы не лишним провести проверку состояния грунтовых и поверхностных вод по расширенной программе и ознакомить жителей раиона с ее результатами.

Украинские свиньи пистию не едят


– Александр Георгиевич, здравствуйте. Вам звонит Елена. Хочу узнать о судьбе пистии – африканского растения, которое заполонило Северский Донец. В прошлом году экологи надеялись, что нашу зиму она не выдержит и вымрет, но она благополучно перезимовала и продолжает разрастаться.

– Специалисты нашего института были первыми, кто обратил внимание на этот чужеродный вид растений. Мы тогда забили тревогу, понимая, что проблема может выйти из-под контроля. Проникновение чужеродных видов происходит в том числе и из-за изменившихся климатических условий. Не случайно и то, что очаг распространения пистии находится в районе Эсхара. В этом месте теплоэлектростанция сбрасывает подогретые воды в Северский Донец. А ниже впадает река Уды – одна из самых грязных рек Украины: в нее стекаются недостаточно очищенные, с огромным количеством органических соединений и биогенных веществ, стоки из городских очистных сооружений. Вода на этом участке ниже сбросного канала ТЭС и ниже устья Уд представляет собой подогретый «бульон», в котором пистия прекрасно себя чувствует. Выше вы ее не увидите. Начало вегетации пистии – в начале лета. Как и любой сорняк, она быстро прорастает, появляется большое количество мелких растений, которые сносит ниже по течению. Кроме того, пистия размножается усиками: одно растение дает до 25 усиков, на конце каждого вырастает новое растение. Таким образом, пистия очень быстро занимает площадь, образуя огромные заторы. Заторы есть уже в районе Мохнача, Змиева и Коробовых хуторов: в прошлом году они занимали участки до 5 км на протяжении реки, в этом году – 2-3 км.

– Но не много ли внимания уделяется вроде бы симпатичному растению? И неужели с ней так трудно бороться?

– В местах заторов нарушаются рекреационные возможности реки: после отмирания пистия опускается на дно, и если бы течение Северского Донца было медленнее, возникла бы угроза резкого ухудшения качества воды. Пока же локальных заморов мы не наблюдали. Но существует другая опасность: от соседства с пистией страдают аборигенные виды растений, и это может стать причиной нарушения экосистемы в Северском Донце. Надеяться на то, что пистия погибнет зимой, не приходится: это растение прекрасно зимует. Мы пытались извлекать ее из реки и складировать на берегу, но при разложении она дает неприятный запах, поэтому это можно делать только в местах, удаленных от жилища человека. В этом году на реке строили механические преграды, но байдарочники и лодочники разрушали заграждения и тросы. В других странах пистию скармливают свиньям, но наши свиньи почему-то не хотят ее есть. Думаю, самым оптимальным методом борьбы с пистией стало бы изъятие донных отложений вместе с семенами пистии и складирование их осенью на берегу: на промерзшей поверхности грунта семена не сохранятся и не дадут всходов.

– А может, она сама как-то притормозит в захвате реки?

– В этом году была поздняя весна и не очень жаркое лето, поэтому пистии было меньше. Если зима окажется холодной, а весна не ранней, это может стать природным тормозом в ее развитии. Но рассчитывать на это я бы не стал – нужно уничтожать места ее локализации. К слову, разрастание пистии наблюдается и в других странах. В некоторых штатах США, например, если аквариумист держит в аквариуме пистию, он должен заплатить штраф 100 у. е. Это был бы хороший доход и для нашего бюджета: в Харькове на птичьем рынке и в других местах торговли аквариумными растениями пистии сколько угодно, поэтому не мудрено, что весной она начинает появляться в харьковских реках.

Рыбу часто губят… водоросли


– Александр Георгиевич, добрый день. Вам звонит Светлана. Я знаю, что в водоемах области не раз гибла рыба. Всегда ли удается найти и наказать виновного?

– Когда в харьковских реках гибнет рыба, нам сразу звонят и жалуются на предприятие, которое якобы выбросило отходы в реку. Конечно, бывают аварийные ситуации, когда в воду попадают токсические соединения, но они легко определяются различными методами исследования. На самом деле причина гибели рыбы в большинстве случаев кроется не во вмешательстве человека, а в природных процессах внутри водоемов, к которым может присоединиться и вторичное загрязнение воды. К примеру, жаркое лето, вода в водоеме перегрета, прошел сильный дождь, порция очень грязной воды с харьковских улиц попадает в речку. В результате резкого загрязнения воды токсичными соединениями мы наблюдаем гибель рыбы. Еще одна причина – падение в воде содержания кислорода, как, например, в этом году в Печенежском водохранилище. Дело в том, что во время цветения воды водоросли на свету выделяют кислород, поэтому днем наблюдается перенасыщение воды кислородом. А вот ночью, когда водоросли, наоборот, начинают потреблять кислород в штилевую погоду, образуются зоны его дефицита и проявляются локальные заморы рыбы. Кроме того, причиной гибели рыбы могут стать токсины, которые выделяют при отмирании водорослей, в частности синезеленых.

– А насколько быстро удается установить причину?

– В советское время была четкая система оперативного реагирования на подобные факты: мгновенно выезжала бригада, отбирала пробы и принимала меры – если бы информация о гибели рыбы появилась в газетах, полетели бы головы. К сожалению, теперь такой системы реагирования у нас нет. Сейчас нам звонят и говорят: «У нас погибла рыба. Какая? А кто ее знает!». Или пишут запрос, в котором не указывают ни результаты замера уровня кислорода в воде, ни количество погибшей рыбы, ни ее внешний вид. Между тем очень важно, какая рыба погибла. Скажем, очень чувствителен к дефициту кислорода судак, поэтому при заморе судака можно предполагать острую нехватку кислорода. Если погибают караси, карпы и лещи – это может означать, либо падение уровня кислорода у дна фактически до нуля (как правило, это происходит в три-четыре утра), либо попадание в воду токсических сбросов. Очень важно осмотреть погибшую рыбу: по ее внешнему виду можно определить причину ее смерти – асфиксию или химическое воздействие.

Личное дело
Александр Георгиевич Васенко родился 6 мая 1950 года в Балаклее Харьковской области. В 1972 году окончил Харьковский государственный университет по специальности «биология», в 1976 году – аспирантуру Всесоюзного НИИ охраны вод (Минводхоза СССР). Научную деятельность начал во Всесоюзном научно-исследовательском институте охраны вод Минводхоза СССР (ныне – Украинский НИИ «Институт экологических проблем Минэкоресурсов Украины»). С 2006 года по сегодняшний день – первый заместитель директора по научной работе УкрНИИЭП. Автор более 250 научных работ в области окружающей природной среды, 12 изобретений и пяти монографий. Почетный работник транспорта Украины. Женат, есть дети и внучка. Хобби: фотография, любит живопись – французский импрессионизм.