Тридцать лет на страже общественного порядка – харьковчанин Александрович Константин Яковлевич прошел путь от госавтоинспектора до замначальника райотдела милиции.

Начинал службу младшим лейтенантом, а на заслуженный отдых ушел в чине подполковника. Его девиз: «Относись к людям по-человечески – и они ответят тебе тем же»  должен стать критерием в работе каждого правоохранителя, уверен ветеран.

Отец погиб при штурме Берлина


Родился Константин Яковлевич 28 декабря 1934 года в Харькове. До войны с мамой Антониной Яковлевной и отцом Яковом Самуиловичем жили на улице Котлова.

– Отец работал главным инженером на Харьковском паровозоремонтном заводе. 24 июня 1941 года ушел на фронт рядовым добровольцем. Прошел всю войну, был командиром минометной роты, все время на передовой, несколько раз был тяжело ранен. 21 апреля 1945 года мы с мамой получили от него последнее письмо: отец писал, что идет на штурм Берлина. А 28 апреля он погиб. Там его и похоронили, – рассказывает Константин Яковлевич. – Со временем его, как и остальных бойцов, павших в Берлине, перезахоронили на мемориале в Трептов-парке (Берлин).

Когда отец ушел на фронт, Константин остался вдвоем с мамой. Он прекрасно помнит, как  фашисты первый раз зашли в Харьков.

– Мне тогда было семь лет, и мы с другими ребятишками высыпали на улицу – было любопытно посмотреть на фашистов. Со стороны Холодной горы, как раз мимо нашего дома,  двигалась колонна мотоциклов с колясками – на каждом по три человека с автоматами, – вспоминает Константин Яковлевич. – В оккупированном Харькове мы прожили недолго – было очень голодно и холодно. Уехали с мамой в село под Полтавой. Целый год там жили в землянке. Со временем даже купили корову, у нас появилось свое молоко.

Там же Константин окончил три класса начальной школы. Любимым предметом будущего милиционера была математика.

– Не было ни ручек, ни тетрадей, – рассказывает он. – Помню, что арифметические задачки я решал на письмах отца, которые приходили с фронта.

Вспоминает, как в 1943 году они встречали советские войска, которые наступали как раз через эту деревушку.

– Солдаты шли очень уставшие, плохо обмундированные, техники вообще никакой не видел, – рассказывает он. – Но как же мы им радовались! Люди встречали освободителей с цветами, улыбками, со слезами радости на глазах.

В конце 1946 года Константин с матерью вернулся в Харьков. Однако их квартира на улице Котлова оказалась занята другими жильцами. Пришлось снять флигель недалеко от Левады. Антонина  Яковлевна устроилась на железной дороге кассиром, а Константин учился в школе № 53 – возле Харьковской набережной. В 1950 году, окончив семилетку, поступил в Харьковский техникум железнодорожного транспорта, а через три года ушел в армию. После демобилизации вернулся в техникум, однако к этому времени паровозостроительный факультет, где он учился, был ликвидирован. После успешного экзамена по устройству автомобиля был зачислен на третий курс только что открывшегося автомобильного факультета. В 1958 году дипломированному выпускнику, имеющему за спиной опыт армейской службы, предложили работу госавтоинспектором.

Удалось снизить аварийность на дорогах


– Так я попал в Комминтерновский райотдел. Мне присвоили звание младшего лейтенанта. За шесть лет прошел путь от инспектора ГАИ до старшего госавтоинспектора по надзору за всеми автохозяйствами района, – уточняет Константин Яковлевич. – В 1964-м,  когда в Харькове был создан дивизион дорожного надзора, меня перевели туда заместителем командира дивизиона дорожного надзора, где я прослужил девять лет.

В 1973 году Константин Яковлевич был назначен начальником отделения Госавтоинспекции Орджоникидзевского района. Вот тут-то и пригодился его богатый опыт работы в ГАИ – под его руководством в районе вплотную занялись организацией дорожного движения, проводили углубленное обследование дорог. Благодаря этому добились значительного снижения аварийности.

Эти достижения не остались незамеченными – в  1976 году Константину Яковлевичу  предложили должность замначальника Орджоникидзевского райотдела по службе. За восемь лет в этой должности в райотделе то и дело менялись начальники, и в промежутки «безвластия» их обязанности приходилось исполнять Константину Яковлевичу.  Работу он поставил на таком высоком уровне, что со временем  Орджоникидзевский райотдел стал базовым –  здесь проходили стажировку и обучение  сотрудники всех райотделов Харькова, приезжал перенимать опыт даже генералитет из Киева и Москвы.

Ноу-хау Орджоникидзевского райотдела


А поучиться было чему.

– Мы первыми в Харькове ввели патрулирование по участкам. Разбили район на квадраты, в каждом из которых закрепили по патрульному автомобилю, а также разработали маршруты пешего патруля, оснащенного радиостанциями для связи с  патрульным участком.  Например, при задержании правонарушителя,  связывались не с дежурной частью, а с патрульным участком, который находился в непосредственной близости от пеших патрулей. Это позволило в кратчайшие сроки выезжать на место с целью задержания преступника.  Всю оперативную деятельность отрабатывали на огромном макете района – с улицами, домами, инфраструктурой. Однако наша  инициатива просуществовала всего пять лет, а потом постепенно сошла на нет, –  с сожалением констатирует Константин Яковлевич. –  Потому что стали выходить из строя транспорт, аккумуляторы, устарели радиостанции, а новые никто не закупал.

«Мы не знали слова коррупция»


К слову, в Орджоникидзевском районе была введена шахматная система отработки населения: шахматная доска – это дом, а каждый квадратик на ней – квартира. Работали 40 участковых, на каждого приходилось по четыре-пять тысяч жильцов.   

– Своего участкового все жильцы знали в лицо. В свою очередь, он с закрытыми глазами мог рассказать о каждой семье, – вспоминает Константин Яковлевич.

Говорит, население тогда гораздо больше доверяло милиции.

– В первые дни работы в милиции я увидел по телевизору фильм, рассказывающий о работе полицейских в Америке: обнаружив осенью в парковой зоне на скамейке бомжа в тапочках,  правоохранитель не пнул его грубо ногой, а пошел и купил бездомному туфли, разбудил и дал переобуться. То есть поступил по-человечески. Этот пример отношения к человеку вне зависимости от его материального положения должен стать критерием и в нашей работе, говорил я тогда личному составу, – рассказывает Константин Яковлевич. – Если вы будете относиться к людям по-человечески, они отплатят вам тем же. Раньше мы не знали слово коррупция, а взятка расценивалась как ЧП. Поэтому и отношение людей к работникам милиции тогда было лучше.

1980-е славились грабежами и квартирными кражами


Когда в милиции было введено положение, запрещающее занимать руководящие должности на одном и том же месте больше восьми лет, Константина Яковлевича перевели в Московский район – тоже замначальника райотдела милиции. И снова он вывел райотдел в передовые по борьбе с правонарушениями благодаря своей методике.

Это были 1980-е годы, которые «прославились» грабежами и квартирными кражами.

– В подъездах и безлюдных местах срывали пыжиковые шапки и мохеровые шарфы, золотые цепочки и сережки. Мы начали отрабатывать злачные места, и нам удалось снизить уровень преступности, – отмечает Константин Яковлевич.

Немало было и квартирных краж. По словам Константина Яковлевича, в борьбе с  форточниками пригодилась методика, разработанная начальником областного УВД Виталием Музыкой.

– В пиковое для воришек время – с 10.00 до 14.00, когда все на работе или на учебе, мы посылали на место вероятного совершения квартирной кражи оперативные группы в гражданской одежде.  В это время народу во дворах жилых домов практически не было,  опытный оперативник сразу же «вычислял» потенциального преступника и проводил задержание, – делится подполковник.-- Карманников тоже хватало – в общественном транспорте и на рынках. Там оперативные группы работали по аналогичной схеме, с той лишь разницей, что «щипача» необходимо было задержать с поличным, иначе доказать его вину практически невозможно.

Были и убийства – в основном семейные или пьяные разборки, которые заканчивались поножовщиной. 

– В этой ситуации очень помогали «шахматки», – говорит Константин Яковлевиич. – При  правильной организации работы участкового с неблагополучным контингентом удалось значительно сократить количество таких инцидентов. 

Посвятив 30 лет жизни борьбе с правонарушениями, в 1988 году Константин Александрович ушел на заслуженный отдых в звании подполковника.

«Хочу, чтобы в доме был порядок»


Выйдя на пенсию, правоохранитель не сидел без дела: организовал фирму по вывозу ТБО, через восемь лет передал свое детище одному из внуков. А сам с присущим ему энтузиазмом и тягой к новаторству взялся за наведение порядка в своем ОСМД – как член правления он курирует финансовые вопросы. 

– В доме отремонтированы все подъезды, мусор вывозится вовремя, тротуары – как новенькие. В подвале полностью поменяли канализацию, поставили новую систему горячего и холодного водоснабжения, в ближайших планах – замена окон в подъездах на металлопластиковые.  И все это не за счет дополнительно собранных с жильцов средств, а за счет квартплаты, которая, кстати, в нашем ОСМД меньше, чем в домах коммунальной собственности, –  с удовольствием констатирует Константин Яковлевич.

А еще он – заядлый рыбак и отменный  кулинар, любит порадовать  домочадцев своими фирменными блюдами: настоящим украинским борщом и варениками – с капустой, картошкой, грибами, сыром.

28 декабря – на 80-летие Константина Яковлевича за праздничным столом соберется вся семья юбиляра.

– Семья у нас очень дружная: два сына, четыре внука, одна внучка и две правнучки, – гордится молодым поколением Константин Яковлевич.