В Токио завершился чемпионат мира по фигурному катанию. Среди украинских фигуристов достойно выступила лишь одна спортивная пара — Станислав Морозов и Татьяна Волосожар. Они заняли 4-е место. Имея такую базу фигурного катания, какую имеет сегодня Украина, их результат можно считать не иначе как личным подвигом.

Харьковская школа фигурного катания едва подает признаки жизни, но в танцевальных дуэтах на украинских соревнованиях по-прежнему лидируют наши пары. Харьковчане Алла Бекназарова и Владимир Зуев (лидеры Украины в танцах на льду) на чемпионате Европы заняли 13-е место. Их главные соперники — киевский тандем Анна Задорожнюк-Сергей Вербилло — неожиданно опередили их, получив 10-е. Поэтому именно они отправились на чемпионат мира. Наша пара считает, что здесь не обошлось без политики. К сожалению, помимо материальных проблем, Украину не обходят стороной интриги. Они все чаще затмевают собой большой спорт. С Аллой Бекназаровой и Владимиром Зуевым, а также их тренером Галиной Чуриловой нам удалось пообщаться во Дворце спорта — единственном в Харькове месте, где могут тренироваться фигуристы.
— Как вы оцениваете свое выступление на чемпионате Европы? И почему сегодня вы здесь, а не в Токио?
Алла: — Мы не поехали на чемпионат мира из-за того, что заняли 13-е место. Реально мы могли быть восьмыми-девятыми. Просто у нас за киевскую пару борются больше. Они же ученики великой Елены Грушиной! Что ж поделаешь?..
— Вас огорчают интриги в фигурном катании?
Алла: — Конечно. Но мы пытаемся бороться. Катанием хотим доказать, кто мы есть. Но пока в закулисных играх мы проигрываем.
Тренер: — В то время как на чемпионате мира решают глобальные проблемы с доминированием Америки и коррумпированностью судей, мы тут думаем — где бы нам вообще покататься. В Харькове — это единственный каток. На нем — и хоккей, и фигурное катание, и шорт-трек, и детская секция. Качество льда ужасное. Для хоккея лед должен быть немного перемороженный. Для нас он должен быть мягче. Мы приходим на тренировку после хоккеистов — к этому времени лед начинает таять, течь, образуется «каша». Уже кучу травм заработали на всяких «поддержках» и других сложных элементах. Но это никого не волнует.
— А что по этому поводу думают представители власти? Вас же должны как-то поощрять за ваши достижения. Вот грузинский президент, например, фигуристке Елене Гедеванишвили, которая на мировых первенствах также занимает 10-12-е места, выделил 16 тыс. долл. для тренировок в Америке…
Тренер: — Нас «поощрили» — забрали заливочную машину, которых было всего две. Городские власти посчитали, что массовые катания на площади Свободы значительно важнее, чем то, что происходит здесь. Прибыль — на первом месте. (Час катания на площади стоит 30 гривен. — Прим. авт.) У нас было две машины и обе в ужасном состоянии — настоящий раритет. Они здесь со времен моего детства. Теперь, когда оставшаяся машина ломается, у нас вообще прекращается всякая жизнь на льду.
Алла: — О нас вспомнила городская власть, когда было ледовое шоу на площади Свободы 7 марта — нас попросили выступить. В Харькове самый худший лед, самые худшие условия. Такого холода, таких «ям» на катке больше нет нигде. Нас никто не поощряет: ни власти, ни Федерация фигурного катания. Работаем на энтузиазме. Хотите — катайтесь, не хотите — и не надо.
— Неужели нет никакой поддержки со стороны государства?
Алла: — Как члены сборной Украины мы получаем зарплату — 900 грн. Если учесть, что нужно снимать квартиру и питаться, то этих денег, конечно, не хватает. В Харьков я переехала из Одессы ради спорта, своего жилья нет. Поэтому живу с соседкой в тесной «хрущевке», плачу 450 гривен за комнату. Первый раз за 7 лет в сборной команде выделили деньги на покупку ботинок с коньками — 180 долларов, но они же стоят 700! Кстати, профессиональные коньки на Украину до сих пор не завозят. Ближайший город, где их можно купить — это Москва. При этом есть еще костюмы, музыка, уроки хореографов. Мы брали уроки профессионального хореографа для постановки некоторых танцев. Они обходились нам 10 евро/час.
— Почему, по вашему мнению, образовался вакуум в постсоветком фигурном катании, ведь раньше и Россия, и Украина были на высоте?
Тренер: — В России произошел такой же провал, как и во всем бывшем Советском Союзе. Мегазвезды свое откатали и ушли. Поломалась вся система подготовки, лучшие тренеры уехали работать за границу. Но в России есть национальная программа поднятия этого спорта, увеличилось финансирование. Нефтегазовые компании захотели спонсировать фигурное катание. В Москве за год Лужков построил около ста катков! Улучшились зарплаты, потянулись обратно тренеры. Каждому вернувшемуся было предоставлено жилье и место для тренировок. На Украину, я не помню, чтоб кто-то вернулся из уехавших. А куда приезжать? Набор детей ограничен. И какой смысл набирать детей, если фактически нет тренировочного времени?
— А сколько времени вам отведено для тренировок и сколько должно быть в идеале?
Алла: — 1.15 мин. — утром, 1.15 мин. — вечером. Столько же времени для занятий получают и те, кто просто пришел покататься. Если бы была возможность, мы бы тренировались минимум 4 часа в день — это в соревновательный период. А летом нужно шесть часов для тренировок.
— А у вас не возникало желания переехать и тренироваться в Киеве, например?
Тренер: — Иногда мы предпринимаем попытки поехать — покататься в Киеве. Но там тоже свои трудности. Во-первых, и без нас народу хватает. Одновременно на льду находятся примерно 15 пар разного возраста — это довольно опасно. У них тоже нет выбора — та же государственная проблема. Иногда нас выручают, но, вообще, это не выход. Переехать в Киев для нас просто дорого — надо же где-то жить.
— К чему вы сейчас готовитесь?
Тренер: — Готовимся к следующему сезону, а что нас в нем ждет — не знаем. В конце каждого сезона (май-июнь) распределяются взрослые соревнования, престижные этапы гран-при. Но сама система, принцип этого распределения нам не понятен. В итоге мы просто видим на бумаге — где нам разрешили выступить. Поэтому все всегда с нетерпением ждут этих документов, и тогда узнают, к чему же они готовятся (смеется).
— Как вы составляете свои программы, кто выбирает музыку, кто придумывает костюмы?
Алла: — Музыку в основном выбирает тренер, но если она нам не нравится, то кататься под нее мы вряд ли будем, она должна нас вдохновлять. Постановку танца делаем все вместе. Пытаемся создавать новые элементы. Тренер иногда уснуть не может, все представляет, фантазирует. Костюмы придумываем тоже сами в соответствии с программой. Пошив одного костюма обходится минимум 150 долларов.
— Есть любимые танцы?
Алла: — Очень нравится танго. Этот танец подходит мне по темпераменту, наплыв эмоций и страстей… Здесь мы вольны самовыражаться как хотим.
— А с чего все начиналось? Кто вас привел на каток?
Алла: — Сначала родители привели на каток мою старшую сестру. Я пришла за компанию. Мне было 5 лет и я просто влюбилась в фигурное катание. Я тянулась за сестрой. Обувала ее большие ботинки, ходила по квартире. Меня решили тоже отдать в секцию. Тогда фигурное катание было очень популярным — по всем каналам показывали. В 9 лет я уже знала, чего хочу. Мне никогда не нравилось выполнять прыжки и я перешла в танцы. Когда мой первый партнер все бросил и уехал в Америку, тренер поставил нас в пару с Вовой.
Владимир: — Фигурным катанием я начал заниматься в 4 года. На каток привела мама. Это была ее инициатива, но я не сопротивлялся. Затем была спортивная школа, одиночное катание. Из одиночного — перешел в танцы.
— Кто в вашей паре ведущий, а кто ведомый?
Владимир: — Ведущая — она. (Алла скромно соглашается.) Алла была сильнее и опытнее, уже каталась на более высоком уровне, когда мы стали в пару.
— Что для вас спорт — работа или увлечение?
Алла: — Спорт — это наша жизнь. Это, можно сказать, наркотик. Без него я себя не представляю. Внутренне, психологически расстаться со спортом для меня невозможно. Даже если не получится добиться чего-то на мировом уровне, я все равно буду работать в этой сфере. Полностью уйти из фигурного катания нельзя. Для этого нужно просто поломать себя.
Владимир: — Мы хотим добиться чего-то важного в спорте. У нас есть мечта — стать олимпийскими чемпионами. И я верю, что постепенно она становится все ближе и ближе.
Алла: — Об олимпийском золоте я мечтаю с 5 лет.
— Как проводите свободное время?
Алла: — Свободного времени очень мало. Иногда могу пойти поиграть в бильярд или боулинг. Недавно даже на лошади каталась — люблю активный отдых. Вообще-то мы оба студенты, так что, кроме тренировок, есть еще и учеба. Владимир учится на экономиста, а я на тренера-педагога.
Пообщавшись в тесной раздевалке при тусклом свете, мы вышли на каток, который только что покинули харьковские хоккеисты. Даже мне, человеку далекому от профессионального спорта, лед показался не пригодным для катания — местами рыхлый, с водянистыми подтеками. На большом катке едва можно было разглядеть полутораметровый островок по-настоящему гладкой поверхности.