Культура

  • 4355
  •  / 

Мультипликация – дело серьезное

Мультипликация – дело серьезное
Ирина Борисова — замечательный график, «крестная мать» харьковской мультипликации, художник-постановщик анимационных фильмов, что когда-то делались на знаменитой киностудии ХПИ, и показывались по Центральному телевидению СССР. По ее эскизам сделаны и до сих пор идут спектакли в местном Театре кукол и ТЮЗе. С 1993 года она постоянно проживает в США и трудится на собственной студии «Animagic». В последнее время все чаще и чаще наведывается в родной город.
Ирина с удовольствием дала интервью «Вечернему Харькову». 

— В чем причина вашего визита, почему вам в Америке не сидится?
— Мне очень приятно внимание «Вечерки» к моей персоне. Родная газета! Когда-то моя мама работала в ней в отделе писем. Здесь выдаю племянницу замуж, а еще с Харьковом у меня сейчас связано несколько проектов. Один из них — я готовлю спектакль «Гамлет» Харьковскому кукольному театру. Это будет к юбилею театра в 2009 году. И я приглашена в качестве художника-постановщика. Как говорится: «А не пора ли нам замахнуться на Вильяма нашего, на Шекспира?»
— Ира, а вы не боитесь что как-то все сложно? Театр — здесь, вы — там, в Америке. Впереди два года и огромные расстояния…
— Нет, это уже внесено в планы театра. А то, что времени много, мне это очень даже нравится. Я общаюсь с режиссером через Интернет, делаю эскизы, посылаю их, он мне тоже пишет, отвечает, по телефону общаемся. Пока все получается.
— Но для художника ведь важно потрогать, попробовать материал на ощупь…
— Это обязательно будет! Сейчас идет процесс обдумывания. В принципе, мне дали план, размеры и прочее. И мы уже решили, где и как каждая декорация будет стоять, как будет освещаться. Моя задача — сделать рабочие чертежи и эскизы костюмов кукол.
А другой проект — это книжка детских стихов, автор которой — харьковская писательница. Как-то она меня разыскала. Книжка почти уже готова. Она называется «Кругосветный билетик, или Разноцветные дети».
Работы, я думаю, мне как раз хватит до следующей весны. А следующей весной я приеду обязательно, чтобы сдать работу. И еще… моей бабушке будет 100 лет. Куда же я денусь?
— В начале 90-х вы были главным художником одного из ведущих кукольных театров СССР. Вы наверняка понимали, что, оказавшись в Америке, вам вряд ли доведется занимать столь высокий пост…
— Для меня главным всегда была творческая работа, возможность самореализации, а пост — это ерунда. Хотя в Америке с кукольными театрами дело обстоит очень напряженно: там нет таких театров, к которым мы привыкли. Чтобы отдельное здание было, чтобы люди туда ходили — такого там нет. У них кукольными спектаклями занимается маленькая труппа, обычно из 2-3 человек, и чаще даже это семейное дело. И очень развито искусство «чревовещания»: выходит актер с куклой на руке, кукла говорит, а губы у актера не шевелятся. У нас такой человек мгновенно бы стал звездой, а там у них актер с ширмой разъезжает по детским садам…
— Почему же вы бросили все и уехали? Решили попробовать себя в чем-то другом?
— Как вы помните, времена были смутные, мрачные. Я поехала к друзьям, встретилась с любимым человеком и решила остаться. Занимаюсь теперь примерно тем, чем и занималась в Харькове. Моя должность в Америке называется production designer. Работа заключается в том, что надо делать типажи кукол, характер, эскизы декораций. Но в основном мы делаем их для рекламных роликов.
— Я слышала о вашем рекламном ролике про трех мушкетеров…
— Да, я разрабатывала мультипликационную рекламу про трех мушкетеров. Их, как вы помните, по Дюма должно быть четверо. А у американцев раз написано «3», значит должно быть трое! Без Д’Артаньяна. И причем все трое должны быть разной национальности: негр, китаец и белый — настоящий «политикал коррэкт».
Еще была реклама с персонажем Потэйто хэт (Картофельная голова). Америка знает его с 1952 года. Мне надо было одеть эту куклу сначала как дирижера, потом как отдыхающего и как солдатика. Я рисовала детали и думала, как это здорово. Это все равно, что ты разрабатываешь костюмы для Барби или Микки Мауса! В родном городе я даже представить не могла, что буду этим заниматься.
— Ну вот мы снова добрались до Харькова…
— Скажу крылатую фразу, которая сразу просится: Харьков — город контрастов. Чем дальше, тем их больше. Есть много хорошего и красивого. Новостройки, например. Я ведь окончила ХИСИ и поэтому очень рада, что моя сестра, друзья-архитекторы теперь строят. Раньше было время «бумажного строительства», дальше чертежей дело не шло. Сейчас все изменилось — и это радует. Но в некоторых местах в городе я просто рыдала от ужаса. Такое впечатление, что каждый делает, что хочет. Улицу Пушкинскую фактически уничтожили: понаделали каких-то ступенек, в старую застройку внедряют металлические коряги... Кощунство. Многие здания и фасады снесены безвозвратно. Ужасное впечатление от дорог, просто чудовищное. А вот Сумская наоборот — хороша: бутики, архитектура не засорена. Есть много хорошего и на Павловом поле: когда-то там были убогие «хрущевки», но сейчас действительно строятся красивые современные дома — мне это понравилось.
Появилось еще больше мест, где можно посидеть — кафе, ресторанчики. Очень приятные кафешки и отличное качество еды.
— Ну а народ как, сильно изменился?
— Налицо очень сильное расслоение. Если раньше все были более или менее одинаковые: с зарплатой в 120 рублей, в убогих квартирах жили, то сейчас, даже среди моих знакомых, одни поднялись очень высоко вверх, а другие круто опустились вниз. Ну, понятно, в связи с этим изменились и внешне, и внутренне…
— Не чувствуете себя в отрыве от жизни родного города? Ведь так долго прожив за границей, отвыкаешь от жизни, которую вела дома, в Харькове…
— Нет, не чувствую. Я получаю информацию каждый день, общаюсь с друзьями, с родными. Если я хочу какое-то кино, я могу его запросто скачать из Интернета, если нужна книга — еду на Брайтон. Приятное ощущение, что в магазине можешь говорить по-русски, и там ты свой. Я кайфую в магазинах на Брайтоне!
— Как вы считаете, когда мы были более счастливы — тогда или сейчас?
— Ну, наверное, сейчас: больше стало возможностей. Кто хочет, кто может — способен и мир увидеть и чего-то добиться.
Уровень жизни совсем другой.
В Харькове очень большая культурная активность — какие-то гастроли, выставки открываются. А вот еще мое личное впечатление: я никогда не предполагала, что в Харькове увижу такие супермаркеты! Когда я приехала в Америку в 1993 году, там это было нормально, особого удивления не вызвало. Но то, что я такое увижу и здесь, я не предполагала. Америку я люблю очень — это на самом деле свободная страна, это не реклама, ты можешь делать что хочешь. Но твоя свобода заканчивается там, где начинается моя свобода. Главное, чтобы ты никому не мешал. Все, что не запрещено, то разрешено. Народ там очень доброжелательный.
— А что вам не нравится в американцах?
— Я ненавижу американское телевидение — никогда его не смотрю. Какое-то «дебилевидение» — сплошные ток-шоу, где народ бьет друг друга табуретками по головам и матерится! Оно меня отвлекает от работы.
ОН Клиник Харків

Лента новостей

Вся лента новостей

Архив новостей

Программа "Вечірні Новини"Лого телеканал Р1

Эксклюзивное интервью на Р1Лого телеканал Р1

программа комментарииЛого телеканал Р1

Телеканал Р1 на youtube

Выбор читателей

О нас Реклама Подписка
  • Facebook
  • youtube
  • Twitter
  • rss

Курсы валют от НБУ

100 USD 2776.48 грн
10 RUB 4.2063 грн
100 EUR 3172.69 грн


Новости от за посиланням
Загрузка...
Загрузка...
Афиша кинотеатра "Kronverk Cinema" Дафи